?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Питер. Май. 2016. 49

Атмосфера улицы (смешение людей и красок) как нельзя лучше напоминала перенасыщенную вещами квартиру. Шествие вечного полка, а вокруг реклама. Поют: Федор Чистяков («Ноль»), «Аквариум», Максим Леонидов (после Израиля выяснилось - поет слабеньким голосом, больше ни к чему не приспособлен). Фоменко куда-то скрылся. Давно не видать упитанного «шутника». Музыкальная кампания «Квартал» (эти слегка профессиональны). Из полуподвала, из тяжелых шашлычных запахов, вываливается молодежь. Вальяжно шаркает по тротуару, не обращая внимания на школьников с фотографиями. Все в одинаковых бархатных штанах красного цвета. Ботинки тонкие, черная замша.
У Кирова высокие яловые сапоги. Ножка у него маленькая, сапоги начищены до немыслимого блеска (и здесь идеальный порядок). Ботиночки из замши, сапожки яловые, ножки тонкие - обувь разная, но степень понтов одинакова. Пацаны в бархатных штанах и Сергей Миронович в сапожках - пижонистые. Галифе с гимнастеркой не из простого хлопка, тонкие. Там - брючки, здесь - габардиновое пальто, серое, с большими пуговицами в два ряда. Военная фуражка на вид проста, приглядишься - тонкая работа. Саквояж Кирова из отличной кожи, маленький, на никелированной блестящей рамке. Вывод: любил Мироныч щегольски одеться. Это свойственно всем мужчинам невеликого росточка. Юность нищая. Тяга к вещам. Не то, чтоб принадлежали, а чтоб были под рукой. Александру Блоку яловые сапожки не нужны. Блок - в сапогах! Так, приличные ботиночки. Если книга есть в доме, значит, книга прочитана. Сергей Миронович, естественно, все двадцать тысяч томов не осилил. Большой вопрос - читал ли он первый том «Капитала». Еле успевал ознакомиться с директивами, донесениями, докладными записками. Представьте, сидит Мироныч, читает «Сагу о Форсайтах», на худой конец, «Записки Пиквикского клуба». Так же неестественно, как Александр Блок в лаптях и онучах.
Один из «бархатистых» сильно рыгает мясным (слышу кисловатый запах): «Ой, бл…, если бы она там работала!» В подъезде музея-квартиры организации. Второй этаж - Управление ФСБ по Петроградскому району. На противоположной стороне лестничной площадки Комитет имущественных отношений по Петроградскому району г. Санкт-Петербурга. На этаже, где расположена квартира, с противоположной стороны расположился Комитет по земельным ресурсам и землеустройству.
У Блока комнатных растений в подъезде нет, а в жилом комплексе «Звезда» стоят деревянные ящики с пальмами и еще с чем-то буйно-лиственным. Таких фикусов и пальм было много в детстве, в Уральске, в конторах. Дешево и зло. Мебель дорога. Посадил фикус, и он, плотно-зеленый, занял полкомнаты вместе с переходящими знаменами и вымпелами. На подоконнике просыпана сухая земля, солнце и вовсе превращает ее в пыль. Лежат проспекты Центральной районной библиотеки им. А.С. Пушкина. Написано: «Храним порядка двухсот изданий дореволюционной поры. Есть издания стихотворений великого поэта 1837 года». Сообщают - пусть приходят глухие, слепые. Имеется оборудование. Поможем почитать инвалидам. Злейший враг книги - Интернет - в наличии. Зачем компьютеры в библиотеке? Проспектов из библиотеки рассыпано по подоконнику много. Все они покрыты земляной пылью. Надо мной дирижабль. Стучу о край подоконника пушкинским проспектом. Поднимаются легкие сизые облачка. По стенам «преддверие» экспозиции, что расположена выше Мироновских апартаментов. Схематично изображен Ленин на плакате тридцатого года. Просьба: «Ильич! Научи нас жить! Долой старый быт!» (быт может обновиться, но все равно тоску нагоняет - вот проблема). Детский калейдоскоп бытия - цветные стеклышки рассыпаются, складываются в причудливые узоры. Послереволюционная, советская, круговерть. Волной захлестывало впечатления, события, диковинные объекты на страницы газет, киноэкраны (Дзига Вертов, Роман Кармен), в подъезды и квартиры. Книги, радио, электричество, паровое отопление. Стеклышки старого, нового беспрерывно складывались в узоры, рассыпались. Противостоять - невозможно. Мироныч уставал, но бился за простоту, четкость мысли, порядок. Раскидай по полу в беспорядке газеты, журналы - утонешь в бумажном месиве. Он же упорно упорядочивал, укладывал, распределял. Раньше - иконы. Теперь в кабинете репродукции с изображениями Сталина, Ленина. Портретов Сталина - больше. Их нет только в спальне. Тянулся к культуре, а оставался не гнилым, цельным парнем. Мастеровой человек, неплохо зарабатывающий. Либо религиозный сектант, либо заядлый охотник и рыбак. Киров (как и Ленин) метко стрелял. Мальчику из Уржума досталась крупная дичь. Потом он сам стал объектом стрелка. Мишень больно соблазнительная.

Tags:

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner