i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Май. 2016. 49

Атмосфера улицы (смешение людей и красок) как нельзя лучше напоминала перенасыщенную вещами квартиру. Шествие вечного полка, а вокруг реклама. Поют: Федор Чистяков («Ноль»), «Аквариум», Максим Леонидов (после Израиля выяснилось - поет слабеньким голосом, больше ни к чему не приспособлен). Фоменко куда-то скрылся. Давно не видать упитанного «шутника». Музыкальная кампания «Квартал» (эти слегка профессиональны). Из полуподвала, из тяжелых шашлычных запахов, вываливается молодежь. Вальяжно шаркает по тротуару, не обращая внимания на школьников с фотографиями. Все в одинаковых бархатных штанах красного цвета. Ботинки тонкие, черная замша.
У Кирова высокие яловые сапоги. Ножка у него маленькая, сапоги начищены до немыслимого блеска (и здесь идеальный порядок). Ботиночки из замши, сапожки яловые, ножки тонкие - обувь разная, но степень понтов одинакова. Пацаны в бархатных штанах и Сергей Миронович в сапожках - пижонистые. Галифе с гимнастеркой не из простого хлопка, тонкие. Там - брючки, здесь - габардиновое пальто, серое, с большими пуговицами в два ряда. Военная фуражка на вид проста, приглядишься - тонкая работа. Саквояж Кирова из отличной кожи, маленький, на никелированной блестящей рамке. Вывод: любил Мироныч щегольски одеться. Это свойственно всем мужчинам невеликого росточка. Юность нищая. Тяга к вещам. Не то, чтоб принадлежали, а чтоб были под рукой. Александру Блоку яловые сапожки не нужны. Блок - в сапогах! Так, приличные ботиночки. Если книга есть в доме, значит, книга прочитана. Сергей Миронович, естественно, все двадцать тысяч томов не осилил. Большой вопрос - читал ли он первый том «Капитала». Еле успевал ознакомиться с директивами, донесениями, докладными записками. Представьте, сидит Мироныч, читает «Сагу о Форсайтах», на худой конец, «Записки Пиквикского клуба». Так же неестественно, как Александр Блок в лаптях и онучах.
Один из «бархатистых» сильно рыгает мясным (слышу кисловатый запах): «Ой, бл…, если бы она там работала!» В подъезде музея-квартиры организации. Второй этаж - Управление ФСБ по Петроградскому району. На противоположной стороне лестничной площадки Комитет имущественных отношений по Петроградскому району г. Санкт-Петербурга. На этаже, где расположена квартира, с противоположной стороны расположился Комитет по земельным ресурсам и землеустройству.
У Блока комнатных растений в подъезде нет, а в жилом комплексе «Звезда» стоят деревянные ящики с пальмами и еще с чем-то буйно-лиственным. Таких фикусов и пальм было много в детстве, в Уральске, в конторах. Дешево и зло. Мебель дорога. Посадил фикус, и он, плотно-зеленый, занял полкомнаты вместе с переходящими знаменами и вымпелами. На подоконнике просыпана сухая земля, солнце и вовсе превращает ее в пыль. Лежат проспекты Центральной районной библиотеки им. А.С. Пушкина. Написано: «Храним порядка двухсот изданий дореволюционной поры. Есть издания стихотворений великого поэта 1837 года». Сообщают - пусть приходят глухие, слепые. Имеется оборудование. Поможем почитать инвалидам. Злейший враг книги - Интернет - в наличии. Зачем компьютеры в библиотеке? Проспектов из библиотеки рассыпано по подоконнику много. Все они покрыты земляной пылью. Надо мной дирижабль. Стучу о край подоконника пушкинским проспектом. Поднимаются легкие сизые облачка. По стенам «преддверие» экспозиции, что расположена выше Мироновских апартаментов. Схематично изображен Ленин на плакате тридцатого года. Просьба: «Ильич! Научи нас жить! Долой старый быт!» (быт может обновиться, но все равно тоску нагоняет - вот проблема). Детский калейдоскоп бытия - цветные стеклышки рассыпаются, складываются в причудливые узоры. Послереволюционная, советская, круговерть. Волной захлестывало впечатления, события, диковинные объекты на страницы газет, киноэкраны (Дзига Вертов, Роман Кармен), в подъезды и квартиры. Книги, радио, электричество, паровое отопление. Стеклышки старого, нового беспрерывно складывались в узоры, рассыпались. Противостоять - невозможно. Мироныч уставал, но бился за простоту, четкость мысли, порядок. Раскидай по полу в беспорядке газеты, журналы - утонешь в бумажном месиве. Он же упорно упорядочивал, укладывал, распределял. Раньше - иконы. Теперь в кабинете репродукции с изображениями Сталина, Ленина. Портретов Сталина - больше. Их нет только в спальне. Тянулся к культуре, а оставался не гнилым, цельным парнем. Мастеровой человек, неплохо зарабатывающий. Либо религиозный сектант, либо заядлый охотник и рыбак. Киров (как и Ленин) метко стрелял. Мальчику из Уржума досталась крупная дичь. Потом он сам стал объектом стрелка. Мишень больно соблазнительная.
Tags: Питер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments