i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Май. 2016. 48

Что у Блока, что у Кирова - квартиры схожи. У поэта район не такой престижный: Балтийский завод за речкой, порт. Плита на дровах - та же. И медная раковина с краником - та же. В прихожей одинаковые вешалки. Не рогульки, а прислоненные к стенке деревянные плиты с торчащими шпоньками. У автора «Двенадцати» кабинет по размерам чуть меньше, но пустоват. Библиотека приличная, в отличных шкафах. Граненые толстые стекла, крест-накрест перехваченные тонкими рейками. Дорогие переплеты - Байрон, Шиллер, Гете. Благородный, тощий Блок.
Спаленка. Мужики тех далеких лет с женами ночевали редко. Блок устраивался на диване, в библиотеке. Киров почивал на железной раскладушке под грубым суконным одеялом. Не помню, был ли в блоковской берлоге портрет Любы. У Кирова фотографическая карточка жены в рамке висела в «рукодельной» комнатке, напротив раскладушки. Люди занятые (Блок страдал, Костриков строил). Не до детей. Их и не было ни у того, ни у другого. Если прихожие отличались скромностью, то парадные отличались. В блоковской многоэтажке подъездная лестница неширокая. У Кирова почти дворцовая. Хорошо придумано - квартиры-музеи занимают комнаты на двух этажах. Внизу жилище деятеля. Поднялся на второй этаж. Там - некоторые элементы литературной истории (это в музее-квартире Блока). У Сергея Мироновича выставка детско-бытовая. «За детство счастливое наше…». Вот городишко Уржум на старых фотоснимках. Макет бедной избушки, в которой «на свет» появился сталинский друг. И - гимн школьному трудовому воспитанию в школах 20-30-х годов (модели аэропланов, кораблей, боевых машин). Простейшие деловые инструменты. Парты. Школьные принадлежности.
Киров-подросток - фуражка и курточка ремесленного училища. Никакой поэзии и тонких излияний. Запах машинного масла, железной пыли, приводных ремней. На парадной лестнице висит точная копия советского дирижабля. Поражает в жилище ленинградского вождя чудовищное количество книг, журналов, альманахов. Войдешь в кабинет - избыток несовместимых предметов. По левую сторону - шведские книжные полки, составленные одна на другую. Дерево, стекло, вместимость и скромность. Многотомники русских классиков - Толстой, Лесков, Короленко, Чехов. Собственно книжки во всех комнатах. Двадцать тысяч изданий, не считая журналов, газет. Мастеровой же человек - тяга к пунктуальности, порядку. В комнатке, где ночевал, высоченные, до потолка, столбцы газет: «Известия», «Ленинградская правда», «Гудок». Такие же стопки журналов. Жена Маркус следила за этим циклопическим складом целлюлозы.
Справа, перекрывая центр кабинета, мощный диван-кресло, кушетка. Кожа покрыта белыми чехлами. Перед диваном, перекрывшим ровные ряды сочинений классиков марксизма, - фиолетово-малиновая дерюга. На ней удивляющая размерами шкура белого медведя. Мишка ощерился желтоватыми клыками, уперся мордой в низкую этажерку. На ее полочках также книги. Стены необычного лазоревого цвета, желтый паркет и стандартная ковровая дорожка, какие настилают в солидных конторах, - красная, с зелеными краями. Скромная люстра, прикрепленная в потолочную розетку. На стенах часы, чучела тетеревов, уток, гусей. Киров - не только книгочей, но и страстный охотник.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments