?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Питер. Май. 2016. 46

Комплексы человека среднего возраста: множество вещей (и мыслей) стыдится выставлять напоказ. С возрастом все меньше стыда перед самим собой. Признание в грехах перед самим собой - легко! Плаксивость, лет двадцать назад, загонялась внутрь. Что-то растрогало - слезы сдерживаются даже в пустоте. Внутренний голос: «Стесняться некого. Поплачь». Неудобно. Загоняешь «кипение» души внутрь. Теперь скажу: хорошо поплакать в одиночестве, полезно для нервов. Согрешил, сделал пакость - признайся самому себе. Когда к шестидесяти, иногда, вслух, самому себе: «Здесь вел себя, как свинья. В тот момент проявил себя сволочью. В целом - так себе мужчинка». Не хотелось бы распускаться. Иначе к девяноста годам под себя начнешь ходить и улыбаться. Плакал над туфелькой - надо просохнуть.
Поднялся в «ленфильмовское» кафе. Сел в тенек. Глаза - воспаленные, красные. Белки покрылись кровяными жилками. Заказал чай с лимоном. По стенам - фрески. Отдельные кадры из фильма «Чапаев». Иосиф Виссарионович хитер: эпическое полотно «Петр первый» - рубящий, как сабля, боевик «Чапаев». Вестерны к тому времени (30-е годы) цвели пышным цветом. «Великолепная семерка» с Юлом Бриннером. Аромат денег смущал парней, заставлял рисковать. Советские лихие рубаки - за идею, за светлое будущее. Братья Васильевы: боевик - идея: штука взрывоопасная. В итоге - потрясающая популярность.
Вышел в скверик. Трактор - рычит. Разгоряченное лицо гладит весенняя свежесть. Устанавливают лавочки. Одна, незаметная, под кустом. Расселся. Успокаиваюсь. У ног стайка воробьев купается в пыли. Лавки в городе привлекательнее, чем в сельской местности. Ощущение - за тобой следят. Не нужно лукавить - приятно. Напоказ кричат: «Не смейте глазеть!» Но, если глазеют - значит, нужен.
Послышались звуки духового оркестра. Обсох окончательно, и бой барабана привел в рабочее состояние. По проспекту на меня двигалось огромное Знамя Победы. Растянув параллельно проезжей части, его несли подростки в полувоенной форме. Красный «противень» горечи. Наименование дивизии, серп и молот ослепительно белы. Кто-то сыпанул семечек на горячую поверхность, семена разлетелись, жарятся. У головы колонны - телевизионщики. Микрофоны на длинных штативах. Несколько операторов с телекамерами на плечах. У одного - лысина блестит, безрукавка с многочисленными карманами, обвислые джинсы, стоптанная обувь. Документалист толст, пыхтит, но движется интенсивно: поворачивает камеру, приседает, чуть ли не выпрыгивает из штанов. Военные, в парадной форме, несут штандарты фронтов. Замечаю красный, в золотых позументах и кистях, стяг 1-го Белорусского фронта. Далее - просто курсанты, офицеры. Стройные, целеустремленные. Лица серьезны. У офицеров на плечах шашки «наголо». Молодые девчата в гимнастерках времен Великой Отечественной. Черные юбочки чуть ниже колена, широкие ремни с медными бляхами на талии. Сапожки, лихо заломленные пилотки со звездочками. На плечах - трехлинейки. Очевидно, муляжи.
А вот морской оркестр. Черные брюки, белые матроски, бескозырки. Трубы, саксофоны, флейты. Два барабана - трескучие, маленькие, отдающие серебром. На животе здорового матроса бас-барабан. Флотский человек лупит в бок круглого инструмента войлочной колотушкой. Потом - «Газики», но не военной поры, а выпущенные уже в мирное время. Так называемые «козлы». Тенты сняты. Сидят очень пожилые люди, в основном женщины. Может, блокадницы. Настоящих фронтовиков осталось очень мало. В отношении тех, кто остался, проскальзывает неискренность. Как в телевизионной рекламе: «Со временем все превращается в приложение». Патриотизм - прикладной, неискренний, как и фальшивая молодежная «Молодая гвардия». Ребята-краснодонцы для меня - серьезно, свято. Как их мучили, пытали! Муки, перенесенные юношами и девушками Донбасса, чудовищны. Убивали зверски. Александр Фадеев, талантливый человек, даже после комплиментарных переделок, оставил страшную и светлую книгу. «Как закалялась сталь», «Молодая гвардия» - Евангелие новой, прекрасной эпохи. Под святым названием - выкормыши чиновников и олигархов.
Вот и официальные власти, вместе с попами. Хорош высокий муфтий: изумрудный халат, белоснежная чалма. Раввин в темном, на голове - широкополая шляпа. Мужики в галстуках. Дамы с бывалыми лицами. Потом - учителки, толпы школьников. На палочках прибиты фотографии воевавших. Младшеклассники смеются, играя, размахивают фотографиями, словно деревянными лопатами. Учителки стараются утихомирить особенно буйных. Поет Лев Лещенко. Голос его вырывается из динамиков агитационной установки.

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner