i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Май. 2016. 42

В метро рекламу убрали. Тревожная бездонность подземки питерской усиливается обилием рекламных щитов. Знаешь - над башкой беспощадная толща глины, воды, вероятно, мамонтовых скелетов. Электричество - ёк, человек - лег. Могила. Закопали живого, а внутренности гроба обклеили иллюстрациями из старого «Огонька» и современного «Плэйбоя». Волна втюхивания напирает уже у спуска под землю. Что-то американское и некто Ирина Эмирова. Везде хитрое лицо Ветрова Геннадия (кажется, пародист). Предлагается Андрей Барбицкий, Вася Пряников. Шикарные Эльбрус Джанмирзоев, Александр Цекозидис.
Вездесущий Никита Джигурда. В коже, в серебре. Длинноволос. Звероподобен. Удивительно пошл. Герой желтых газетенок. Ад: спускаешься по эскалатору, в башке Джигурда с обнаженной волосатостью груди.
Уже в подполье приглашают посетить мир дикой природы в одном из торговых центров (на плакате тупая морда гиппопотама). Огромные цеха, где торгуют шмотьем и третьесортной жрачкой.
Усиливается кризис. Цена на нефть просела. Грабить крутые воротилы стали больше. Центробанк (заведение с «мутным» статусом) не против оттока денег за «бугор». У обывателя не остается средств даже на залежалый контрафакт.
Заманивают детскими утренниками. Прыгают на батутах, лазают по канатам, преодолевают искусственные скалы, кувыркаются в лоханях с пыльным поролоном. Спросил однажды у смотрительницы: «Вот сетка. Забита мягкими шариками. Малыш описался. Что делаете? Шарики вонять будут. Кругом товар. Пармезан из Белоруссии». Девушка долго думала, сказала: «Не знаю. Вываливают, моют».
Животные среди еды. Супермаркеты захлебываются от восторга: «Обезьян можно трогать ручками». А «Джигурду» тоже ручками можно трогать? Цирки. Их много, и разворачивают шатры на автостоянках, возле «Мега Моллов». Слышно: обезьянки разнервничались, поднялся визгливый гвалт. Лучше, когда крокодилы и змеи. Вялые. Малыши тыкают пальцами в толстые стекла аквариумов. Мамаши кладут в тележки кое-что по мелочи. Раньше с них товар валился: так плотно набивали. Теперь - ровно половина. Наблюдал: девочка восторженно верещит, сидя у папы на ручках. Вдруг, крокодилина - хрясть хвостом! Брызги. Удар о плексиглас. Смотрит жутким желтым глазом. Папаня дернулся, еле дитятю удержал. Та – в ужасе. Мамаша примчалась. Красное лицо. Орет: «Уберите тварей! В магазине – крокодилы! С ума посходили!»
Неужели притащили целого гиппопотама? Там и до слонов с носорогами недалеко. Крокодилы среди молочных пакетов и гомогенного хлебушка - свидетельство упадка. Все из карманов обывателей высосали. Грядет возрождение мелких магазинчиков в подвальчиках. Побредут по деревням нищие и лоточники. Бродяжничество осуществляется на колесах. Миниатюрные грузовички. Набрал всего понемножку – и по деревням. Бабушкам - пяток яиц, мешочек пшена, бутылочку молочка.
Инвесторы. В тоннеле «горячие финские парни» втюхивают «Тиккуриллу». Появилась гибкая черепица (похожая на пересохший войлок). Лысый живчик уверяет: гарантийный срок для изделия - пятьдесят лет. Почему не оцинковка? А ну как покрытие сварили из дерьма, подобранного на городских свалках. Безумие пластиковых окон (долго перемалывали отходы нефтепереработки - и вот вам стеклопакет). О дверях и говорить нечего. Девка в коротком халатике и с наглыми глазами (блондинка!): «Двери «Гардиан». Я - в безопасности!»
Двое моются в ванне. Им, голым, хорошо. Пьют винище из пузатых фужеров. Квартиры в пригородах. Европейский стиль. Недорого. А вот и театральные экспериментаторы: мюзикл «Онегин». Дядька в цилиндре. Порочные бакенбарды, монокль. Разглядывает. Наверное, Ларину. Возле лотка с бесплатной газеткой топчется старик. Взял один номер, да не удержал в корявых пальцах. Издание - на пол, развернулось. Крупно: «Сергей Лазарев. Первая репетиция перед Евровидением». Останавливаюсь, помогаю поднять евровидистого «Лазарева». Сую деду в руки. Спрашиваю: «На черта вам Лазарев вместе с Евровидением?» Дед жует что-то, шевелит губами, шепелявит: «Какое Евровидение! Мне для хозяйственных нужд. По нужде мне».
Грохочет состав. В вагоне, на стенах: «Урология! К нам приходят за результатом». Аккуратный, с редеющей шевелюрой, врач в белом халате. Одна рука в кармане, другая патетически протянута к зрителю. Станция метро «Горьковская». Она - круглая. Стоит посреди старого сквера. Вокруг – газетные ларьки и - старик Хулио Иглесиас. Жив курилка, с вставными зубами. Знаменитой песенкой «Натали» Хулио собирается охмурить отцветающих тетушек 22 мая. Этой весной красоты Питера на постерах заочно поддерживает бригада британских поэтов. В прошлом году использовался Пушкин.
Tags: Питер
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments