?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Питер. Май. 2016. 41

Чудо! Третий день солнце. Ни ветерка. Тяжелый сон соединился с голубым небом и агрессивным солнечным нападением на город-призрак. Высвечивался каждый темный уголок, подворотня, каменная виньетка на стене. Призрачно, то есть темно, неясно. Питер, по большей части, готов раствориться мутной тенью. О нем забывает свет. «Луч» для него слово не характерное, а вот «блик» вполне подходящее. Город «бликует», дрожит тенями. Но солнце иногда вспоминает и о нем. Жарит нещадно, хлещет лучами. Улетающую кисею зданий, набережных, деревьев (уже начинающую распадаться) космическое светило срочно штопает, наскоро натягивает потрепанное знамя на древко металлической Невы. Этого «солнечного ремонта» хватает на год. Находясь в самом центре жаркой работы укрепления зыбкого поселения, тащу на своих плечах осыпающуюся штукатурку зимнего влажного мрака. Слух теребит звон ссыпаемых в мешок тусклых отражений. Глаза возмущены солнечной суетой. Словно воинская часть перед посещением важного начальства - наскоро красят зеленым даже прошлогоднюю траву.
Долго спал. Время на пешие прогулки упущено. По Троицкому проспекту к станции метро «Технологический институт». Оттуда - на «Горьковскую», Каменноостровский проспект, а там и вход на «Ленфильм». На Троицком - Римско-католический собор св. Девы Марии. У католиков в храме - лавки. Из натурального дерева, тяжелые, темные. Сажусь. Собор небольшой. Рядом - Троицкий православный собор - белый, гигантский. Таковы католические соборы в Риме - огромные, все подавляющие вокруг себя. Обреченность католицизма на православной территории. У святой Девы Марии - один. Но священник упорно ведет службу. Остры солнечные лучи, прокалывающие окна, пронзительна проповедь на латыни. Подкупающе манит к роскошной ненужности латыни, древнегреческого, иврита, в мелкой суете окружающей действительности.
Если б знать латынь! Вокруг дураки, а я, среди немногих, разговариваю на древнем языке, понимаю его музыку. Умирание империй - в умирании языка. Русская империя долго держалась на увядших языках: православие на церковнославянском. Безграмотные крестьяне впадали в гипноз от поповских причитаний. За хранимую попами тайну языка кормили векам монастырскую братию. Не об экономических причинах говорю - о не менее важных эстетических предпосылках. Дворянство - гимназия - древние языки (латынь, греческий). Неверно рассуждают те, кто не видел смысла в изучении исчезнувших способов общения. Смысла - не было. А тайна ухода древних народов с исторических путей в сохранившихся языках будет присутствовать вечно. Не душа бессмертна, а языки.
Млею. Латынь мягче, чем древнееврейский, по звучанию. Взаимоотношение социума и древней речи постоянно воспроизводится в иных сферах. «Мир искусства» - возрождение чистых заповедей Аполлона. Искусство не должно подчиняться диктату быта, идеологий, суждениям толпы. Искусство не морально. Художник не обязан что-то доказывать, обличать. Он - ради себя самого. Кто они - Сомов, Бенуа, Кузнецов, Лансере? Декорации. Росписи вокзалов. Прикладные изделия.
После Музея «Ленфильма» намерен посетить Музей-квартиру Сергея Мироновича Кирова. На Каменноостровском проспекте расположен легендарный жилой комплекс «Звезда». Знатоки «чистого искусства» (для того, чтобы его творить, нужны немалые средства). Бенуа с компанией сконструировал чудо рационального жилища для богатых буржуев. В «Звезде», в двадцатой квартире, и проживал хозяин города, большевик Сережа Костриков. Лукавство. Чтобы в далеком прошлом владеть письмом и счетом, нужно было быть богатым. В конце XIX века для занятий искусством, не зависимым от жизненных реалий, нужно было конструировать коммерческое жилье. Священник читал книгу на латыни. Я отдыхал на широкой лавке. Для того, чтобы вставать на колени, к лавкам, расположенным перед тобой, приделаны деревянные приступочки. Сполз на колени, постоял на гладком дереве. Удобно. Снова сел. Несколько раз проделал процедуру вставания с колен. Вышел.
На станциях метро стоят рамки металлодетекторов. Можно пройти через них, а можно и сбоку. Когда шел через рамку, она никак не реагировала на имеющиеся у меня металлические предметы - не орала, не пищала. Зачем стоят? Это бездействие чревато большой бедой. Страсть людей к убийству воспитывается быстро. Человечество обменивалось - грамотностью, чистым искусством, насилием ради благих целей. Может, и на Луне люди не были. Люди, опившись самообмана, сами от себя устали. Эскалаторы в Питере длинные, шахты метро глубокие. В Москве метро легкомысленное. В нем нет глубины. В Ленинграде все серьезнее. Если город закопался под реки и болота, то сделал это без дураков.

Tags:

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner