?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Экзамены в восьмом классе сданы на «отлично». Перешел в девятый класс. Стремление уехать в Москву только усилилось, что сказалось на ужесточении дисциплины.
Окончил музыкальную школу. Отыграл на «отлично» заключительный концерт. Концерт был основан на произведениях Глиэра и братьев Воробьевых (это у нас, в Чувашии, были такие композиторы). Татьяна Михайловна волновалась перед концертом. Глиэра в Новочебоксарске еще никто не играл. Даже Таньке Филиной, еще одной выпускнице Татьяны Михайловны, она Глиэра не доверила. Нас с Танькой Татьяна Михайловна любила, а когда мы отыграли, даже расплакалась и расцеловала нас на прощанье.
На фотографии перед зданием музыкальной школы – Татьяна Михайловна с животиком (как выяснилось, она ждала сына, этот сын был потом моим студентом в университете), Таня, ее мать, моя мать и я.
С музыкалкой что-то ушло. Образовалось незанятое время. Иванчик после восьмого класса поступил в школу олимпийского резерва. От природы стройный и длинноногий, он окреп, раздался в плечах. Ноги стали мускулисты. Хорошо он смотрелся в спортивных трусах – стремительно и бескомпромиссно.
Наши с Седиком ноги выглядели хуже. На уроках физкультуры, в беге и на пятьсот, и на тысячу метров, Иванов легко обходил нас, задыхающихся. Он стал лучшим в школе бегуном. Правда, весь сотканный из противоречий, Юра как раз после восьмого класса стал усиленно курить. Курил он изящно, невозмутимо и снисходительно. Длинные пальцы нежно держали сигарету марки «Opal» или «Стюардесса», а рука была опущена и слегка откинута в сторону.
«Иванчик, не выпендривайся со своими сигаретами. Твой выпендреж просто дурость. С одной стороны, ты тренируешься, а с другой - разрушаешь свой организм. Это же дурдом», - трындел я.
«Ты, Моляк, ничего не понимаешь. Ты думаешь, что жизнь - это черное или белое. Жизнь и то, и другое одновременно. Отсюда привлекательность. Девки живое начало чувствуют и лезут знакомиться. А как знакомиться, если чуть-чуть не выпить? Вот вокруг меня девки и крутятся. Потому что во мне есть тайна. Перчик во мне есть», - отвечал он.
Мне девок хватало. Как начнешь что-нибудь рассказывать – они тут как тут. У Седика свои резоны. У него была чистая любовь. Любви земной – с сигаретами и вином – ему не хотелось. Любви земной ему хватало с постоянно поддатым отцом дома.
«Хрен у тебя перчиком натерт», - говорили мы Иванчику, и каждый оставался при своем: мы – с убеждениями, Иванчик – с красивыми девками.
Иванчик заработал первый взрослый разряд, а потом стал и кандидатом в мастера. Носил свой значок кандидата на лацкане пиджака. Он продолжал получать контрольные задания из МИФИ. Аккуратно решал их.
Старший брат Борис осуждал Иванчика. Бесконечные звонки, гуляния. Борис был высокий, огненно-рыжий, спокойный юноша. На два года старше нас, по окончании школы он не поехал в Москву (хотя, как и Юра, решал приходившие из Москвы задания), а поступил в местный университет, на факультет математики и механики.
Борис живет с родителями бобылем. Посещает шахматный клуб при ДК «Химик». Ходят слухи, что Боря выпивает.
В те годы по школам ходили жилистые дядьки и уговаривали мальчишек и девчонок записываться в спортивные секции. Я выбрал секцию бокса при ДК «Химиков». Седов вместе с братом Володей ездил на стройиндустрию и там занимался вольной борьбой. Брат Седика стал мастером спорта, а Юрка никем не стал.
Примкнул ко мне и Ларра. Тренировки проходили без дураков. Тренер гонял нещадно. Занятия состояли из сложных разминок. Главное для боксера – мощное дыхание. Бегали по дорожкам в роще. Там же подтягивались, ползали на корточках, прыгали через скакалку. Было нас со всех школ человек тридцать. Вот так мы пыхтели и пердели среди желтеющих дубов и вянущей травы. Под бледно-голубым небом.
До боксерских перчаток никто не подпускал. Почти два месяца вели бой с воображаемым противником. Когда же дали перчатки, на ринге нам так навтыкали, что дня два у меня шла кругом голова.
Поразмыслив, решил перейти в борьбу. Что осталось от бокса – так это разминочный бег. Начиная с девятого класса я побежал. Каждое утро мне необходим бег.
В сыром октябре бежишь по лесу. Кайф. Под легкой курткой тело твое разгорается, как печка в бане. Усталости – никакой. В беге ты свободен и эффективен. Голова думает. Мысли сливаются с чувствами удивительно причудливо. Такого богатства внутренних заготовок, сидя за столом, никогда не удастся наскрести. А во время бега – прет и прет. Передвижная лаборатория. Прибегаешь домой – записывай. А не записываешь, так просто кайфуй от мысленного «калейдоскопа».

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner