i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Май. 2016. 19

Совершил ошибку. Перед входом в Капеллу спросил у интеллигентного человека: «Ограничения на продажу алкоголя есть?». Он: «Да!». А до какого часа торгуют - не узнал. Было известно раньше, но забыл, побежал на концерт. Вышел, побрел дворами на канал Грибоедова. У корпуса Бенуа пожилая дама в хипповой одежде начала семидесятых, торгует компакт-дисками Ленинградского клуба самодеятельной песни. Музыканты с гитарами «Востока» трудностями до конца не смяты. Еще бренчат гитары. Мужчины, женщины ласково выводят: «Ежик резиновый с дырочкой в правом боку». Солнце скрылось, но из-за крыш хлещет свет, предавая небу светло-зеленый оттенок. Спас на Крови - дорогая игрушка. Здание не менее великолепно, чем Собор Василия Блаженного в Москве. Но в Москве архитектурная игра зашла слишком далеко. Барма и Постник дали бы фантазии еще полшажочка, и помещение превратилось бы в вульгарный пряник, расползшийся, как квашня. Рядом с каналом - дыхание теплой царской крови. Церковь разноцветна, но строга. Четкость линий побеждает красочность стен. Выровняли храм, намекают: «Помни о смерти». Про жизнь не забыли, цвет богат, но закисает в светло-коричневое, проигрывает стремящимся вверх направляющим. Совмещено - ватрушечное православие и протестантская пресность.
Носятся стайками подростки на уродливых велосипедах без тормозов. Колеса маленькие, дутые, кресла либо очень маленькие, либо их вовсе нет. У переднего и заднего колеса торчат трубки. Наездник перепрыгивает с педалей на отростки и несется спиною вперед. Дергает машину за руль: взлет и - моментальный разворот в ином направлении. Велопрыгуны в бейсболках с козырьками, свороченными на бок. Роллеры. Любители скейтборда. Родители с малышней в густеющей зелени вечера. Голоса звучат глухо. Бежит пацаненок в штанах на лямочках, в свитерке, с медвежонком на груди. Родители отстали. Здоровенный папа несет маленькую красную куртку в руке, кричит басом: «Беги, Форест, беги!»
В цоколь храма вделаны мраморные плиты с текстом царского Манифеста об отмене крепостного права. Хотели конституции - получили манифест, написанный наполовину. Не доделанное самоуправление (земство), снижение налогов на производственную деятельность. Резкое удешевление стоимости загранпаспорта (до пяти рублей).
Страна такая: ничего не делать - выгодно. Половинчатые реформы усугубляют государственную хворь. Полная реформа - революция.
На Невском захожу в кафе «Север». Пахнет ванилью и кофе так, что горло дерет. Покупаю «Киевский» торт, штрудель, чай. Старушки шелестят над печеньем, звякают ложечками. И я с ними. На стене появилась новая фотография в рамке. По-моему, Депардье. Пил кофе, глазел на продавщиц в белоснежных кокошниках.
Александр Второй - дядька половинчатый. Если бы ввел Конституцию в шестидесятых (как пытался Лорис-Меликов) - убили бы. Неизбежно. Все сделал наполовину. Для Конституции духу не хватило - все равно грохнули. Зверски. Разорвали бомбой. Финансовая реформа Витте - наполовину. Столыпин с земельной реформой - тот же итог. Прикончили вешателя.
Человек - существо экспериментальное, половинчатое. Мучается от этого. Если посторонние указывают на это - звереет. Народившиеся либералы хотели реформы. Царь - перехватил идею, да сделал не так, как нужно. Получи бомбу в кишки. В Самарканде, Хорезме, Коканде - какая Конституция! Сотни лет - тихо. Жили дружно, не тыкали пальцами друг в друга (пальцы вместе с рукой тыкальщику отрубали). В Петербурге - неймется. «Нетерпение» (Юрий Трифонов). Сталин - не мобилизатор, а крепостник. Хрущ - реформатор, но нерешительный. Брежнев: «Не трожь отлаженный механизм!» Горбачев - слова. В России – в итоге - кровь. Полумеры – потоки крови (сколько десятков тысяч полегло на Транссибе и в русско-японскую!). Революция (либеральная, пролетарская) - кровь. Итоги революции на поверку ужаснее, чем реакционное болото. Победоносцев, Уваров, Иоанн Кронштадтский - ласковые, заботливые отцы науки. Орут: «Проигрываем! Отстаем! Исчезнем!» «Реформируясь», можем исчезнуть. Наглухо отстав, имеем шанс сохраниться. Детей пережить. Каши с хлебом наесться.
На станции метро «Балтийская» бегу в «Ленту» за выпивкой. Продают до десяти. А уже десять минут одиннадцатого. Вокруг - шалманы. Продадут за ту же цену, но бутылка должна быть открыта. Торт, в каждой руке по бутылке, рюкзак - таким появляюсь на пороге. М. еще в мастерской. Мама уже пожарила котлет с картошкой.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments