i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Май. 2016. 16

Отец - вдохновенный, большеглазый. С двумя мальчиками. Рядом, со стоянкой экипажей, мешок с мытой морковкой. Солнечный свет загустел, цветом слился с цветом овоща. Малышня суетится. Один выхватил крупную морковку, понес к лошадке. Конь мордой тянется, сильно «играет» мягкими губами, мелькают крупные зубы зверя. На козлах «кошеверовской» кареты маленький кучер в парике, треуголке, кафтане: «Мальчик, - неожиданно тонким голосом кричит он, - быстро отошел от лошади!» Кучер - женщина. Оказалось, еще и покуривает. Пацаненок, поняв подмену (не мужчина, а курящая тетка, одетая по-мужицки), выронил морковь, побледнел, остановился. Морковь сломалась, ударившись о камень. Две лошади дернулись, полезли мордами к осколкам рыжего овоща. Карета, скрипнув, дернулась. Мальчонка подумал, что серебряная громадина двинулась на него, криком закричал. Папаша выкатил глазищи, рванул к сыночку. Тетка-кучер выронила сигарету, вскрикнула: «Но! Но!» Натянула поводья, остановила лошадей. Мальчишка на руках у отца, мордочкой зарылся в плечо, рыдает. Большеглазый, волнуясь, басом: «Это к тебе, дура, нельзя близко подходить, хуже лошади».
Чуть поодаль громко смеются скучающие вечные фотомодели - здоровяк в форме петровского гвардейца и дама в напудренном парике. «Людка, - кричит, захлебываясь смехом, «гвардеец», - в третий раз уже. Убери морковь с дороги. Задавишь кого-нибудь, ей-богу».
Здоровяк и напудренная дама переключаются на пару пожилых людей: «Не желаете фото на память? Photo, please». Старик в таком же джемпере, как у меня, в голубых джинсах, в спортивной курточке. Его спутница, с выразительными глазами, в широкополой шляпе и ковбойских сапожках, когда-то была безумно хороша. Теперь сильно поддата. Бессвязно лопочет на французском, вырывает руку у спутника, подбегает к фотокамере. Врубается между парочкой, сует старческую руку под локоть гвардейцу, другой, совершая кругообразные движения, показывает дядьке в красном джемпере: давай, снимай меня, делай снимки.
У дядьки тяжелый «Nikon». Кажется, что аппарат сгибает хилого старца, который, с жалостливым лицом, выполняет указания спутницы. Торопливо вытаскивает бумажник, сует накуренной, в парике, несколько евриков, торопливо уводит бывшую красотку в сторону остановки десятого троллейбуса.
Повторяется и кое-что другое. Рядом с Александрийским столпом сидит на акустической колонке все тот же прошлогодний уличный гитарист. Парень плотный, длинноволосый. По сравнению с прошлым годом, шевелюра стала богаче. У ног складной велосипед на маленьких толстых колесиках. И песни те же – «Сплин», «Чайф», особенно «Чиж и компания». Слушатели вольно расположились широким кругом: стоят, сидят, многие лежат на теплой поверхности. Скинули рюкзачки, положили под головы, развалились, подставив под солнце лица. Некоторые из стоящих пританцовывают. Французскую бывшую красотку развезло. Готова пуститься в пляс, а спутник упорно тащит ее и отсюда. Длинноволосый музыкант, увидев бабушку, весело подмигивает, строит глазки. Несчастный спутник подгулявшей выскакивает в круг, кидает в гитарный футляр европейскую, светло-зеленую, денежку. Спутница кричит, будто каркает: «Ка-ра-шш-о-о!»
Русские девицы трясут головами, хихикают. Рокер одобрительно трясет шевелюрой, благодарит. Десять минут в запасе до начала концерта. Почти бегу на Невский, в Малый зал Консерватории. Старушки в темно-красной униформе отрывают корешок такого же, темно-красного, билета. Сую пятьсот рублей (программа стоит пятьдесят). Контролерши недовольно кудахчут, роются в своих потертых портмоне, набирают четыреста пятьдесят для сдачи. За высокой белой лестницей хорошо виден украшенный белой лепниной потолок светло-салатного цвета.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments