?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

«Ты, Миша, - говорил я брату, - взял самую верную позицию. Как истинный художник, ты вынужден решать проблему пустоты, пространства и его границы. Как, впрочем, все мы решаем проблему свободы и плена. Ты понял, что только ограничение мы можем углублять бесконечно. Ты выбрал самую сложную часть границы с пустотой – голое человеческое тело. Ты идешь путем свободы в тисках узкой лазейки человеческого. Но твой путь порождает издержки. Ты эгоист. Тебе тридцать пятый год, а ты не хочешь жениться. Тебя никто не просил, а ты вдруг дал жизнь. Потом этот человек мучился, мучился, да и повесился. Ты мучаешь своих баб. Глупые девушки сохнут по твоим пепельным кудрям и дрянному характеру.
Ты не берешь в расчет мать. Мама выбрала свой путь. Она живет ради тебя. Не ради меня или Олега. Не ради наших жен или детей. Мы ей, в сущности, безразличны. Да и мы с Олегом живем ради тебя. Нас же воспитала мать. А еще раньше наша бабуля.
В тебе талант. Я живу с эгоистическими настроениями – ради таланта, который мне по душе. Продали квартиру на Волге, переселили мать и тебя в Питер. Тебе до Академии пешком, через мост лейтенанта Шмидта – пятнадцать минут. Мать накормит, обогреет, посочувствует и попереживает вместе с тобой. Ты не одинок. Мама порой достает. Она стареет. Издержки содержания твоего таланта. Так должно быть. Только не сойди с ума».
Подобные речи Мише нравились. Была и мне награда. Брат залез в своем кабинете на шкаф и достал огромный лист ватмана.
«А это, - сказал Миша, - я сделал год назад».
То, что брат показал мне, было потрясающе. Карандашом нарисована скульптурная группа Лаокоон. Я завопил от восторга: «Прекрасно! Миша, ты гений! Ты адская рисовальная машина».
Миша раскраснелся. Ему было приятно. «Вот на это, Игорь, уходит моя жизнь, - потупившись, сказал он. – Да черт с ней, с этой жизнью. Пусть уходит. Ведь она уходит вот на такое чудо. Береги, спрячь это сокровище».
Брат не очень любит рисовать природу. Художники часто халтурят красками и цветом. Церетели вот такой живописный халтурщик. Лепит краски на огромные холсты. Приблизительно, быстро оформляет это под букеты цветов. Или под невнятные натюрморты. Импрессионисты тоже цветовые халтурщики. Или художник Кончаловский, со своим неизменным овальным подносом.
С портретами у них сложнее. Все натюрморты. Или пейзажи. Брат если и рисует пейзажи, то со следами человеческой деятельности. У меня в комнате висит его пейзаж с Китайским дворцом в Ораниенбауме. Какое переливающееся серое небо у него над дворцом! Только что прошел дождь, и деревья над знаменитым круглым прудом стоят влажные, тревожные.
Картина не надоедает. Просыпаюсь с ней и засыпаю с ней же. Но чаще всего у брата Питер. Старые дома и крыши. В Крыму он очень много работает. И море у него получается бесподобное. Немного портретов (на заказ Миша не работает принципиально). Огромные полотна на исторические темы. Когда брат оканчивал в Академии аспирантуру, то «Ледовое побоище» было главным творением. Мы с Олегом приехали в Ленинград на защиту.
Мастерская у Миши была в порту, в огромном заводском здании. Помещение предоставил некто Олекович, меценат и владелец крупного пакета портовых акций. Картину размером 2,5 на 3 метра спускали с четвертого этажа на тросах по шахте грузового лифта. Потом везли на грузовике в Академию, в легендарный итальянский зал. День с Олежкой потратили на то, чтобы повесить эту громадину на стену. Выпивали, конечно, попутно. Мне тогда можно было выпивать. Вволновались, когда шла защита. Комиссия аспирантскую выставку оценила на «отлично». Гвоздь программы, конечно же – «Ледовое побоище».
Мише тяжело даются огромные работы. Но он их делает. Букетики и натюрмортики не рисует.

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner