?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Питер. Май. 2016. 12

Выставлено знаменитое: буддийский храм и полный набор больших человечьих зубов. В книжках про упадок буржуазного искусства интересовала Крэговская челюсть. Корни, основное тело зубов нормальны. Окончания сужаются и были бы остры, но сверху наколоты маленькие пузырьки. С шариками трудно кусаться. Раньше - клыки, острые зубы, человек хищник. Душа открыта ярости, агрессии. Сейчас - не укусишь. Все осталось по-прежнему: здоровая последовательность, объем, периодичность. Все в наличии, но оторвать кусок мяса уже нельзя. Вывод: главное в человеке бессилие. Не катастрофа, как предполагали Босх и Дали. Вновь в отчаянии, можно метаться, рыдать, вести борьбу. Бессилие так велико, что вызывает смех. Объект потешный, но бесполезный. Каждый зуб - около метра. Были великаны духа, щерились, ярились. Челюсть титана. Тяжелое зубье стало нежным, предохраняемое навершиями. Ненужная мощь. Стреноженная опасность. Зубы стерты. Лаокоон о том же - бессилен перед удушающим змеем.
Храмы-пагоды сложены из механических круглых шайб. У основания - тяжелые, широкие, как блины от штанги. Шестеренки с ровными зацепами, зубьями. Высота взвивающихся к потолку пагод - велика. Детальки все меньше. Есть подшипники. Массивные, но к вершине мельчающие. Окончания - продолговатые шпульки и совсем уж шпильки. Красные, зеленые, оранжевые. Святость не с небес, а от набора металла. Сокровища со свалки - и вот вам святое. Полюбовавшись железными храмами, пошел на второй этаж. Мастер набрал битого стекла. Подгонял кусочки. Нижний этаж - толстые обломки, зеленоватые: фундамент. Второй слой - периметр меньше. Осколки голубые. Третий слой - обрезки прозрачные, ненадежные, хрупкие. Чем выше, тем система квадратов более размытая, разваливается. Наверху стекло торчит в разные стороны смертельными кинжалами. Стеклянная пирамида потребовала не мастерства, а огромного упорства. Поставь-ка осколок вертикально, встрой его, чтобы примерно подходили друг к другу. С разных сторон на сооружение падают лучи искусственного освещения. Как волшебно горит творение, как переливается. Двойное изделие. Материальная основа - опасна, можно насмерть изрезаться. И облако острия, как ножи, бликует. Синее облачко - из него, как выстрел, серебряный палец, осколок. Зеленая тень, а в ней таятся беспощадные острия, ребра. Экспонат окружен пластиковыми перилами. Пол гранитный, шаги отзываются деликатным звяканьем. Сооружение влечет крайней опасностью. Неаккуратное движение рукой - рана. Прикоснешься пальцем - порез.
Закрываю глаза, моделирую страшное: я - самоубийца. Груда держащегося на добром слове стекла. Разбегаюсь, голый, ныряю в сердцевину ломких, мстительных стекляшек. Серебряная пыль летит в уши, ноздри. Автоматически закрываются веки, но спасти глаза невозможно. Все искромсано. Вытекают глаза. Кожа в волосиках бровей, ресниц. Сползает склизкий скальп. Пронзен насквозь. Вспорот живот, кишки нанизаны на зеленые бритвы. По разрушенной пирамиде стекают кровь, желчь, остатки пищи из разверстого желудка. Жуткая динамика. Но ведь живо представляешь!
Крэг высасывает нечто похожее на сверхъестественное от земных предметов, сложенных так, как ему хочется: большие, но бесполезные зубы. Храмы, но из промышленных болванок. Пирамида стекла, но воспринимаешь ее ноющим предощущением разрезанного живота и истерзанных вен. Оказывается, истечение крови можно предощущать притом, что там - ни одной ранки не нанесено.
Тут же - снова стекло. Но уже в слитках. Большие, желтоватые. Космос. Великан выпустил изо рта воду. Она превращается в пузырь, грузно колышась, летит по внутренности корабля. Великаны в невесомости разные. Формы различаются у тяжеленных чушек. И цвет не совпадает. На деревянных мостках лежат колобашки. Хочется взять, потрогать, а - нельзя, не поднять. Это не страшно, но занятно. Будто не человек делал. Поражает изначальный слой. Там - объекты, от которых глаз не оторвать. Из желтого камня, вроде бы, облака. Можно встать под овальный выступ: так огромно произведение. Образование это динамично не распухает от переполняющей энергии. Стремительность во всем. Но куда стремится форма-экспонат? Неизвестно. С одной стороны - облако. Чуть меняешь ракурс - орел разворачивается в пространстве, опираясь на одно крыло. Обойдешь - и кажется: лицо тонкогубого мужчины запрокинуто кверху. Ходишь вокруг, ходишь, а насмотреться фантастической игрой линии не получается. Взвивается бесформенная темная туча ввысь. Но и не туча вовсе, а ствол дерева. Нечто ребристое, словно обглоданный динозавр. Терапевтическое действие: голова между монструозными творениями легка, с плеч спадает усталость, про ноги забываешь.

Tags:

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner