i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 20-24 апреля 2016 года. 28

Стены лестницы второго этажа светло-салатные, обрамлены белыми лепными украшениями. Украшения неширокие, но изощренные в изготовлении. Розочки, посаженные на гирлянды из листьев. Из больших окон льется свет, натертый паркет блестит. Народу - не протолкнуться. Вот снова Миша Делягин, похожий на мультяшного снегирька - круглые щечки, губки, как маленький клювик, умные, прыткие глазки ночного хищника за стеклами очков. Тренер Газзаев - солидный, симпатичный мужчина в возрасте. Залысины, чуть не искрящиеся штиблеты на блестящем паркете. Старик, похожий на Пончика, друга Незнайки. Толстенький малышок носил курточку с множеством карманов: в одном - печенье, в другом - конфеты, в третьем - сухарики, в четвертом - яблочко. У дедушки по фамилии Вассерман круглые очки, окладистая борода, бесчисленные карманы безрукавки забиты всякой всячиной.
Делегации кучкуются, рассыпаются, перемешиваются с гостями. Оформление предбанника универсально: за два часа развернули, за час убрали, освободили место другим арендаторам. Желто-красные знамена, россыпь фотографий, плазменные экраны, горящие синим, не сочетаются с цветом стен.
Зарегистрировался, получил сумку с блокнотом и документами, отметил у бухгалтера билеты. Деньги за проезд теперь стали присылать на счет регионального отделения. Снялся у наших операторов, поздоровался с ребятами. Спустился на мрачный цокольный этаж. На столах - ценные методички - по ЖКХ, по капремонту, по финансам. Набиваю материалами дареную сумку. Идет высокий, худой Л.. Лицо узкое, губы подобраны, в очках, а щурится. Увидел, поздоровался: «Берешь?» - спрашивает. - «Беру, - отвечаю, - хорошее подспорье в работе». - «Хорошее. Стараемся. Бери больше, другим раздай». Поднимается по светлой лестнице из каменного подземелья. Я за ним.
Там - руководитель. У холста с логотипами. Масса корреспондентов. Организация на «взлете». Хотят узнать - почему? Появляется бодрый Д.З.. Публика говорит про разное. Вассерман - про революцию. Его спрашивают: новая возможна? Он: «Ишь, чего спросили!» Интересующиеся: «Без дураков - ведь польза революции, что она жестокий урок. В России - урок военного дела. Царь не учитывал важности тылов. Японцам проиграли - тылы никудышные. Техники, вооружения своего не было. Уголь, мазут, хлеб, запасные части, ремонтная база. Ленин с первых дней организации Красной Армии талдычил - тылы, тылы, тылы. Вся промышленность - тыл. Не так - будут бить. Оттого программа ГОЭЛРО. Транспорт. Связь. Глубоко эшелонированная оборона. Тяжелая промышленность, никому стопроцентной веры - тоже тыл. Время такое, двадцатый век - век неверия. Никаких волнений среди народа не было во время смертельной схватки». Другой: «Считаю - революция хороша. Социальные лифты прямые. Руководители - 25-35 лет. И - Иосиф Виссарионович. Лагеря, говорят. А как без них! Слюнявые разговоры. Лес, руда, золото - откуда? От Бунина с Бабелем? А Сталин - это розга игривому народу нашему. В чувство привел. Для Европы, для душной ее атмосферы народы наши, с их своеобразием, удалью, безрассудством, не подходят. Возьмите чеченский народ и Швейцарию. Не совместимо. Или народ чукотский и…». Люди потянулись в зал. Запоминается замечательными белыми колоннами. У дальней стены - четыре ослепительных опоры в коринфском стиле. Там - эстрада. Над ней - экран во всю ширину. Стоечка-трибунка. Столик на три человека. Нижние окна забраны в решетчатые рамы, полукруглые. На высоте двух третей колонн - балкон-антресоль. Фриз массивный, ступеньками выдается за алые кресла партера. Над фризом бесконечное количество ниш. И в них - полукруглые окошки, а на самом балконе - правильные четырехугольные проемы.
В предбаннике неожиданно запели ленинградцы: «Надежда - мой компас земной, а удача - награда за смелость». В главном зале грянул симфонический оркестр. В многочисленные окна проникает свет, а между тяжеловесных колонн сияют хрустальные люстры. В свое время - престижное место. Сегодня - арендуй, если есть деньги. Хочешь петь - пой. Танцуешь - танцуй.
Наконец, все расселись. В президиуме - двое. Он и она с довольно выдающейся фамилией. Речи. Присутствующие «накаляются», зал распухает эмоциями, радостными предчувствиями, надеждами. В завершение маршируют в проходах военные. Оказывается - ансамбль песни и пляски. Репертуар патриотический. Как керосин на раскаленные угли. Люди и вовсе входят в раж. Бегают огни цветомузыки, ритмичный грохот. Танцевально-гимнастический коллектив «Ю-ди». Здоровые мужики швыряют с рук на руки паренька. У того нет ног, но инвалид выделывает чудеса на крепких, мускулистых руках.
Tags: Москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments