i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 20-24 апреля 2016 года. 23

Маньеризм, дорогу которому на Севере указал Кранах (и еще некоторые), - антипластичен. То гадкие Адамы с игривыми листиками в стыдных местах, то грубое лицо Мартина Лютера. Портрет самого Кранаха в 77-летнем возрасте (галерея Уффици) для шестнадцатого века возмутителен. Такого яркого куска реальной жизни до него показать не осмеливались. Вот рожа старика, а вот «Портрет рыцаря с двумя сыновьями» (Эрмитаж) и «Суда Париса» (Метрополитен, Нью-Йорк). Сыновья воина снабжены странными длинными ногами в остроносых войлочных туфлях. Рейтузы - в широкую продольную полоску: у одного красная, у другого синяя. Курчавые деревца. Меченосец - расслаблен, забрало открыто.
Не говорю о Парисе. И сам, и тетки вокруг, словно домашние кот и кошки - сытые, довольные. Тела набухли белым. Мужик - серьезный, бородатый - рисует «кукол». Картинки разбирают «на ура». Так свежо юная пошлость не выглядела никогда. И - предчувствие беды (а все друг Лютер) - «Распятие» (1509). Старая Пинакотека. Мюнхен. После классицистов, барбизонцев, импрессионистов в первой половине XX века появились игрушечники, не отличные от Кранаха - антипластичность, нарочитая деконструкция: Пикассо, Джакометти, Кирхнер, Кокошка.
Параллели существовали всегда. Мир - покой, они не явлены. Господствует классицизм. Закономерность в том, что явление противоположностей в музыке, живописи, литературе происходит раньше, чем разразится мировая беда (эпидемия, катаклизм, война). Человечество - животное, ощущает приближение бури. Как птица, начинает биться, махать крыльями - поэзией, музыкой, рисунком. Бедствия приходят неизбежно. Генеральное бедствие не прекращается никогда. От начала человеческого существования и до его кончины. Войны - лишь частные беды, какими бы велики они ни были. Люди возвращаются неизбежно к привычной, не ощущаемой трагедии. В живописи основа измученного взора - пластическая анатомия (любим же рассматривать черепа!). Классический рисунок как обезболивающая таблетка.
Оставив Кранаха, набрел в одном из залов (греческом) на выставку рисунка старых русских мастеров. Пожелтевшие листы с головами античных скульптур, выполненных карандашом, вставлены в шестиугольные рамы. Глаз - не оторвать. В уголках чудесных, успокаивающих душевные боли изображений - печать Академии и росписи чернилами: когда и кем работы выполнены, сданы. Потратил на хождение вокруг шедевров не меньше времени, чем на немецкого классика. Он тоже, рисуя, отдыхал душой: бракосочетание друга Лютера и скромной девушки Катарины фон Боре.
Странная экспозиция к визиту короля Марокко - римская скульптура из древней столицы государства. Юго-западные рубежи Римской империи. Присоединение. Буйный Калигула. Король Мухаммед YI, очевидно, посетил выставку и узнал, что в древности к Мавритании имел отношение римский философ Катон, который, вроде, там и покончил с собой. Случайно найденная копеечка приятна. Хотя Мавритания и Мухаммед YI не очень и нужны.
Посреди зала Микеланджело-пересмешник. Моисей с рожками сурово озирает царящее безобразие. Кранах - маньеризм - итог тяжелых исканий. А здесь - издевательские перепевы. Экспозиция «Потерянные ключи». Дюрер ничего не терял: песочные часы, циркуль, книги, черепа (Св. Иероним) - на месте. Пивоваров все растерял - эталоны времени, длины, моральных устоев. Как выживший из ума армянин Джигарханян, бубнит: люди - животные, эгоисты, пошляки. Рамки разбиты. Двери вышиблены. Стены обвалены. Книги не просто потеряны - не нужны. Такие типы, как Витя, возникают, когда человеку становится плохо из-за окружающего благополучия. Юную пошлость пользуют по третьему разу. Она превратилась в развалину. Попытка съесть уже неоднократно скушанное. Концептуализм - дух одинокого бездельника. В 70-ые годы недурно проживало в Москве и Питере «обесключенное» и «обесточенное» сборище странных субъектов. Среди них - Илья Кабаков. Руководство Пушкинского полагает: мастер Буонароти и мазилка Пивоваров войдут в «клинч», оглушат грохотом (слышат, кому надо слышать), ослепят искрами непримиримого противоречия (увидят, кому надо). По-простому - хамство. Устроили, сколотив, загородочку из дерева. Логика: Пивоваров издевался, пародируя Лукаса Кранаха. Имеет право. Немец умудрился намешать в ком реализм (первозданный) и зарождающийся маньеризм. Могу и я дать собственную интерпретацию неубедительных мотивов художника: разрушал вековые правила. Кончилось лавочкой, в которой богатенькие обменивали на золото-серебро потрясающую живопись, которая оказалась прекрасным вложением денег. Дурашливое дежа-вю недовольного москвича. На выставку Пивоварова денег дал банк ВТБ. Старые тела лысых мужиков: «Меланхолия. Мыслитель», «Два зеркала», «След улитки», «Автопортрет юности», «Философская собака», «Притча о выеденном яйце». Цирк у подножия Микеланджеловского «Снятия с креста».
Tags: Москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments