i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 20-24 апреля 2016 года. 18

Чем глубже забытье, тем дурнее сны. Трясешься в поезде - полуреальные видения. Хоть что-то можно понять. В «Альфе», на хрустящих простынях, «угас» надолго, глубоко. Коричневые половицы, широкие деревянные доски. Холод. Из дальнего угла, постукивая, выкатываются два яйца. Рядом, параллельно, не быстро, катятся на меня, увеличиваясь. Вытянул руки, а яйца из куриных превратились в страусовые. Рядом со мной достигают размеров округлых шаров, как на Площади Пушкина, в Питере, у самой Невы. Округлости страшно холодные, останавливаются неожиданно, так, что можно потрогать руками. Кто-то кричит: «Здесь тебе на месяц еды хватит. С такими-то яйцами».
Чем разбить скорлупу? Оглядываюсь - заброшенный сельский клуб. Сиденья выломаны, унесены, занавес со сцены содран, а сама эстрада полуразобрана. Двери распахнуты – в помещении еще холоднее, чем на улице. Голос невидимого: «Мы поможем». Пустота, холод, да еще и яйца хотят расколотить. Погружаюсь в страх. Истерично завизжал: «Ничего не трогать! Пошли вон! Я сам!» Отвечают: «Давай! Вот наши ядра выскакивают из-под наших кур».
Звон. Вижу: останавливается карета. Входит изящный мужчина в камзоле тонкого сукна. Я: «Какой век?» Камзолистый: «Ух, какие яйца! Отдай! Скажу не только про век, но и про тысячелетие». Я: «Убирайся! Ничего не дам. Жулье расфуфыренное». В камзоле: «Молодец. Знали, что твердый мужик. Яйца - это от нас. Кушай. Только тебе можем заказ сделать». Я: «Чего?» Пришелец: «Теперь у тебя еда есть. Можешь думать. Ты ведь аналитик?» Я (с гордостью): «Конечно!» - «Ну, вот, - это франт, - у нас президент есть. Пишешь план, как из президента царя сделать». Оба понимаем, о чем речь (как нам кажется), дружно ржем. Я: «Думал, отчего яйцо не одно, а два. Теперь ясно. Президент - царь. И чтоб ни одно трещинку не дало. Но здесь - клуб заброшенный. Пишу, где придется. Хоть на коленке. Но ведь мороз. Чернила застынут».
Грузим огромные шары в багажный отсек. Кони ржут, шарахаются. То ли из-за яиц, толи оттого, что у молодого человека сквозь густую гриву волос рожки проклюнулись. Потрогал свою макушку. Совсем лысый и - тоже рожки. Говорю: «Семь бед - один ответ!» Экипаж черный, а как лошади забеспокоились, превратился в белый, и невидимая кисточка начала разрисовывать бока удивительными цветами. Спутник прикрыл рожки шляпой, крикнул: «Как жениха, вас везем. Знаем - умный. Будет у нас царь - хорошо будет!»
Сели, но никуда не едем. Человек говорит: «Приехали». Вылез - клуба нет, деревни нет. Есть дворец. Оттуда выходит Ф…в. На одной ноге и костылях. В пыльном парике: «Хочу, - говорит, царем, а не президентом быть». Идем во дворец. Внутри - пустой заводской цех. Ф…в бормочет, что избалован я, тепла хочу. - «Тепло?» - спрашивает. Я: «Даже жарко». Ф…в заявляет: «Сначала - ритуал. Потом - работа». Посреди цеха здоровая деревянная горка. Наверху ее стоит карета в цветах. Человек в камзоле зовет: «Поднимайся, садись в карету. Если, съехав, выживешь, будешь женихом-аналитиком, примой-балериной, да хоть и чертом лысым». Я: «И так облысел тут с вами, рога отросли». - «Тогда катите сначала яйца», - кричит снизу Ф…в. Два шара с грохотом покатились по настилу. Прямо на нас с Ф…вым. И - быстро уменьшаются. Между ног наших проскочили малюсенькие перепелиные шарики. Горка исчезла, цех исчез. Ф…в орет: «Ах, вот ты как!» Ни цеха, ни горки, ни кареты.
Снова сельский клуб. Страшный холод. Сквозь сон пробивается бормотание телика. М. смотрит канал: «Дикая природа». Европеец в шортах бредет по каменистой пустыне, рассуждает: «Все-таки Дарвин прав. Человек - примат. Его хромосомы на девяносто пять процентов совпадают с хромосомами шимпанзе. Представляете? - Миром правят обезьяны! Две вещи выделяют гомо сапиенса из животного мира: речь и умение управлять огнем. Павианы в стаде имеют иерархическую структуру. Альфа самец, а вокруг более слабые. Но вот лидер одряхлел, и более слабые особи либо убивают, либо изгоняют его. Слабый к слабостям сильного чуток. А вот павианы ведут себя не типично для животных. Буйволы в момент опасности: быки - рога вперед, а внутри круга буйволицы и детеныши. Даже у свиней - поросята в центре. У павианов, наоборот: сильные замыкаются в центре, а по окраинам выставляют молоденьких павианчиков - солдат. Как у людей с теми, у кого власть. Вот смотрите, нам удалось снять драку приматов. Что касается каннибализма…» М. переключает канал: «На «Дикой природе», - говорит, - всегда гадости. Либо убивают, либо пожирают объедки. Обожаю крокодилов и питонов». На другом канале хвалятся своими успехами транспортники с «Возовоза». Вылезаю из-под одеяла, иду в ванную комнату. Долго стою под холодной водой в душе.
Tags: Москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments