?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сочинение писали в просторном, продуваемом теплым ветерком, солярии школы. Длилось сочинительство несколько часов. Каждый сидел за отдельным столом, имел только ручку и бумагу. Лучшие сочинения уходили в жюри из известных советских писателей и журналистов. «Артек» был забит юными сочинителями со всей страны. Борьба была нешуточной. Написал свой рассказ – и сдал. Писали в первую неделю по приезде. Потом школа, комсомольская работа.
В последнюю неделю выяснилось – я стал лауреатом. Награждали нас на общеартековской линейке.
Посреди лагеря была сооружена огромная скульптура В.И.Ленина. Монумент был велик и грозен. Мог сравнится даже с Аю-Дагом. Ильич, в распахнутом пальто, то ли шел к морю, то ли показывал на него рукой. В Ленине было что-то древнеегипетское.
Под этим памятником нам вручали дипломы лауреатов. Но меня ждала еще одна награда. Я был удостоен чести быть сфотографированным у знамени пионерского лагеря «Артек», с занесением записи об этом событии в артековскую Книгу почета. Фотография у знамени «Артека» - самая дорогая награда. Висит в рамочке над столом. Когда мне вручали эту фотографию, подумалось: «Тяжело, конечно, но, в целом, все правильно. Так держать».
В «Артеке» пришлось заниматься неприятными вещами. Был в отряде сын капитана атомной подводной лодки с севера. Разгорелась у него любовь с одной девушкой из Москвы. Любовь была столь горяча – прямо Ромео и Джульетта. Эта самая Джульетта ночью ходила в палату к Ромео. Там двое голубков ложились вместе и бурно ворковали. Остальные парни в палате присутствовали. Когда разбирали эту историю (а как же – разврат, невиданный доселе в лагере), пацаны что-то врали про свой глубокий сон. Мне в это не верилось. Ромео носил Джульетту по ночному коридору в девичью палату на руках. «Ворковали» они и там.
Девица рыдала. Сын капитана угрюмо молчал. Чувствовал, что южная любовь дорого ему обойдется. Я подписывал бумаги. Любовь двоих артековцев была осуждена, все взыскания, какие положены по комсомольской линии, вынесены и спецпочтой направлены в соответствующие областные Комитеты комсомола и на работу к родителям влюбленных.
События эти обеспокоили. Прошедший школу Поваровки и новочебоксарских уличных разборок, многому уже не удивлялся.
И все же – в Артеке, в лучшем лагере страны, в смену, когда со всей страны понаехали юные литераторы, таскаться с девкой по ночным коридорам – это был не совсем понятный, но внятный сигнал. В теле страны, в ее чувствительной части, в ее юном будущем что-то надломилось. Да все это в отряде, где я – за главного комсомольца. Не зря в первый же день случилась стычка по поводу анекдотов про Чапаева. Там, в Артеке, прошло сквозь мозг – дело плохо.
У Вильяма нашего, Шекспира, влюбляются, горюют, ставят философские вопросы и подличают (то есть являются людьми, в полном смысле этого слова) люди из верхних слоев общества – короли, принцы, дворяне, военные.
В Артеке Шекспир выплыл в башке. Как же народ, не дворянин и купец? Нищие, могильщики, прислуга – вот народ у Шекспира. Сам Вильям (если все пьесы писал он) - бедный писака. Вверг в земной ад короля Лира. Его дети – отборная сволочь. Сволочизм особый, дворянский. Свинство самого Вильяма Шекспира был сволочнее, чем у королевских детей. Общество разделено. Народ выглядит у Шекспира плохо, его почти нет. А как появится, так это ад. Страшная сцена из Гамлета – сцена с бродячими актерами.
Из-за чего резались Монтекки и Капулетти – из-за обиды за молодых влюбленных? Из-за их «любви» в дурном свете выглядели «благородные» отцы, оказавшиеся не такими благородными. Там – Верона, здесь – Гурзуф, лагерь «Артек».
Из-за чего я-то сцепился? Из-за обиды за новую элиту общества. Мне, выходцу из крестьян и рабочих, а сейчас книгочею и пианисту, советская власть дала все – образование, музыку, книги и, главное, перекаты и переходы эмоций, чувств в увлекательной игре духа. Мне было дано понимание бескрайности внутреннего пространства и возможности путешествовать в этих безднах.
До 17-го года путешествовали другие. Ребята, типа меня, должны были по деревням крутить коровам хвосты. Какой властью и энергией нужно было обладать, чтобы большинству – безграмотному и темному – дать возможность жить жизнью духа. Началось новое дворянство – дворянство народа. Было дано доступное образование – самый драгоценный дар власти. Нашей власти. Дар оказался великим, то есть очень трудным. Трудовое сокровище. Оно требовало соучастия активного, деятельного.
В самом народе оказались те, кому это сокровище труда, мысли и духа было не нужно. Им нужно было то, что есть самое черное у старых дворян и буржуев – власть золота.
Были и те, кому вообще ничего не было нужно – ни золота, ни чувств, ни мыслей. Новую власть они восприняли как свободу впасть в зверство.
Ленин и Сталин знали правду о народе, о людях. Знали, что после революции огромная честь жадно схватится за огромное богатство, что дает им новая власть, – за возможность умственных и духовных дерзаний. Но столь же огромная часть обвалится в желанное – в зверское. Не трогай меня – я пролетарий! А на самом деле ты Шариков. В человеческий облик, тебя раньше приводил господин, отнимая все и в этом грабеже сохраняя хоть что-то человеческое. Теперь господина не было.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
(Anonymous)
Apr. 1st, 2018 06:29 pm (UTC)
Пунктуацию надо было лучщеЕ изучать, моялков!!!
"Сочинение писали в просторном, продуваемом теплым ветерком, солярии школы".
Ай-ай-ай :(((
Причастный оборот не следует путать с деепричастным.
Сочинение писали в просторном, продуваемом теплым ветерком солярии школы.
(Anonymous)
Apr. 3rd, 2018 09:14 am (UTC)
О, как!!!

Савейские дворяне о быдле начали пописывать... Интересно получается: детки впали в зверство и давай трахаться ;)))
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner