i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Заметки на ходу (часть 306)

В начале семьдесят пятого года стало заметно, что у мамы появился животик. Становился он все больше и больше. В конце апреля мама сообщила нам с Олегом, что у нас будет братик. Или сестренка.
Новость встретили спокойно. Захотели родители ребенка – их дело.
Этой беременности предшествовали подозрительные события. Отец и мать несколько раз сошлись в бурных скандалах. Выходило, что виноват был отец. За что-то просил у матери прощение. Это было неудобно. Сильный, самостоятельный мужчина – властный и веселый – просил помилование. Голос жалкий, не отцовский. Эффект побитой собаки.
Стало ясно – власть женщины велика. Власть матери твоих детей. Ты вернешься к матери. К той женщине, у которой в 7 утра на столе завтрак, в обед – щи, вечером женщина гладит белье и поет песни. Чтобы женщина не была дура. Чтобы твоих детей эта женщина, выбиваясь из последних сил, таскала по музеям и концертам, подсовывала подходящие книги и говорила: «Мой сын окончит музыкальную школу». Или: «Черт с ним, с этим гарнитуром, пусть лучше съездят в Артек».
Мама следовала этому неукоснительно. Власть это поведение всячески поддерживала. Более того, что крайне необходимо в нашей веселой, разухабистой стране, среди русских язычников и бражников, карала за нарушение этих норм поведения.
Но какая бы положительная женщина ни была, русский (да и всякий) мужик, годам к 35-40, начинает чего-то искать. Мужика корежит, выкручивает, дурная энергия прет из него. Тут-то и появляются прелестницы – аккомпаниаторши, секретарши и различные специалистки по работе с детьми из Домов пионеров. Нельзя сказать, чтобы это были плохие женщины. Но следовать правилам семейной жизни удается не всем. Выполнение этих правил – дело в жизни самое сложное.
И, конечно же, «у моей маленькой девочки есть маленькая штучка». Годам к сорока мужчину накрывает волна неприятного ощущения – ощущения конечности бытия, дыхание смерти. Дыхание несильное, но промозглое.
До этого жил мужик, не тужил. Думал, что все успеется, все важное бесконечно. Музыка, женщины, книги и даже безделье – все это будет долго-долго. В тридцать пять кто-то шепчет: все не так бесконечно.
«Как, - думает дядька, - и женщины тоже могут кончиться? Да и жена-то моя, красавица, вроде уже и не красавица. Подурнела и постарела. И вот на ней, на жене, женская тема для меня закрыта? Не бывать этому».
И начинается. Прелестницы думают, что сорокалетние дядьки их любят. Что именно с ними эти уставшие зубры смогут по второму разу отыграть то, что им удалось сделать двадцать лет назад, в пору первой любви. Мужчинам же нужно не это. Они чувствуют впервые смерть. А им ее чувствовать не хочется. Они мечутся.
Жили мы по-прежнему скромно – среди серых стен и неимоверного количества книг. Подумать бы о стульях и столах. Но нет. Мать выбрала самое верное решение. Отец каялся, жалкий. Мама сделала папе ребенка. Чтобы папа не завял, чтобы ощутил – я еще мужчина ого-го! Верное средство снять первый обморок кончины – дать мужику дитя.
На свет появился мальчик Миша. Ладно, хоть не девочка. Три сына – здесь можно колупаться по жизни дальше. Можно быть счастливым и забыть про кризис среднего возраста.
Все, что происходило между родителями, из книг было мне известно. Пьер Безухов с Элен Курагиной. Кстати, Безухов в отношениях с Элен был большой сволочью. Всё мраморные доски херачил, истерик. Элен-то женщина была понятная и определенная. Это Пьер все душевно метался, искал чего-то. Элен же предложила Безухову главное – свою понятность и определенность. Великая вещь – жить с простой и понятной женщиной. Страшно жить с дамочкой, которую никак не понять – чего дуре надо, чего ее корежит всю то от радости, то от зласти.
У нас на телевидении двое – Дуня Смирнова (Авдотья – а то как же!) и Татьяна Толстая. Сестры Новодворской. Правда, младшенькие, путающиеся в интеллигентности.
Но вживую воплощение этих ветхозаветных сюжетов наблюдать приходилось впервые. Ощущать их свинцовую тяжесть и беспрекословность. Тяжело трусоватому мужику – смерть в лицо дохнула (а трусоватые мы, мужики, - все). А в этот момент ребеночек – авось, поможет. Если нормальный мужик – останется при семье. А нет – ищи-свищи ветра в поле.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments