i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 20-24 апреля 2016 года. 10

М. уже не торопится. Чинно вышагивает среди надгробий. Ему некуда стало спешить. Позирует перед великолепным надгробием Шаляпина. Возле могил Черномырдина и Починка тянет: «Кто такой Починок? Почему на Новодевичьем, и так роскошно? А «мастер непреднамеренных афоризмов» Черномырдин? Вот тебе власть. Даже деньги на этом погосте тщеславия не все решают». Я: «Починок предал Верховный Совет. Перебежчик. Время такое - предательство дороже золота. Тут важны первопроходцы. Толпы негодяев, рванувшие вслед, ничего не получают. Как в «МММ». О Черномырдине и говорить не стоит. Друг Вяхирева».
Черномырдинское надгробие пошло. Что-то от настольного чернильного прибора. Памятник в точности соответствует натуре покойного. Хитро, пусто, роскошно. Беллочка Ахмадулина тоже здесь. Нравится скромная плита над местом упокоения Ии Савиной. Люблю эту актрису! Колосов и Касаткина - странно и неудачно.
М. оказывается в тесноте малознакомых покойников. Посреди дощечек и крестиков - большой камень-шар. Андрей Вознесенский. Богуславская, видно, давно на могилке, у шара (очевидно, земного), не была. Сбоку поставлена фотография поэта в простенькой рамочке. Впечатление: неухоженность могилки автора «Юноны и Авось».
У дальней стены - новоделы. Ульянов, Евстигнеев, Тихонов, Гурченко. Образы странные. С лицами все в порядке (только что-то не то сделали с курносенькой Гурченко Людмилой Марковной). А вот ножки у всех (исключая Евстигнеева - он сидит) словно «подрезаны». Перевариваем странную коротконогость надгробного изображения Тихонова. Видим, как с дальнего угла, в солнечной дымке, бежит человек в красном спортивном костюме. Приделывать крылья уже не хочется. Парняга пышет здоровьем, распарился, по лицу струится пот.
«Надгробие Шнитке!» - восклицает брат. Тоже в России. Он же в Германию укатил». Тут же М. начинает точно, красиво выпевать мелодию композитора из кинофильма Митты «Сказка странствий». Мелодия проста, впечатляюща, великолепна. Очень люблю. Альфред - странный. Александр - странный. Модно считать мыслимый мир иллюзией. Легковесные мужички, засевшие на зарплате доцентов в Институте философии, бредят: чтобы что-нибудь узнать, нужно все забыть. Будучи шизофрениками, заявляют, что «аутизм» - норма, бессловесность дауна - нормально, здорово. Древний человек, едва отколовшись от обезьяны, был аутистом. Шизофрения не болезнь, а выдумка. Блейлер про это. Юнг тоже. Сопротивлялись мутному потоку больных мыслей спятивших филологов стояли Выготский и Макаренко. Трудотерапия и коллективизм. Битва: Ойзерман, Поршнев - Декарт, материалисты, Фейербах (Маркс с Лениным использовали готовый продукт и метод Гегеля).
Тяжело мужикам. Нет болота глубже человеческого, нет грязи чернее подсознания. Сейчас - раздолье для философствующих поросят. Чувствую, как их размышления-эмоции затягивают и меня. Философско-филологический «джаз», как алкоголь. Бесцельные копошения мыслей кажутся единственно достойным занятием. Отчего некоторые предметы повседневности - как матрешки? Дом. Стол, стул, кровать. Лестница. Некоторые пространства быта становятся сакральными.
Монастырь - женский. Но и здесь некоторые явления лезут в башку грубо, по-мужски. На иконе - Успение. Дева Мария лежит в облаках, как в кровати. Куртизанка Мане, соблазняемая «Даная» Рембрандта - все ведь на камнях валяются. Подстилки и - кровати. Обширные простыни. Страстные Сатиры козлоногие - все валят женщин в кровать. Упала в кровать и Матерь Божья. Человек, снедаемый жаром, мечтает упасть на покрывало, накрыть голову подушкой, никого не видеть. Несомненно, лучшее лекарство (самое эффективное бегство от смерти) - сон. Без кровати - никак.
Гроб. Чем не кровать! Рюшки, простынки, все прикрыто. Странно, что в этих ящиках лежат одетыми. Кровать, как и хлеб, и нож, - символический тотем рутины. Большинство населения подавлено столами, стульями. Великий тотем комнаты! Источник счастья (закрылся, никого не видишь), счастье - мы с подругой. Лишь немногие современники (не я: я напрочь испорчен) додумываются поиграть в поэтические притворства с пространствами, которые ограничены тяжелыми принадлежностями повседневности. Углы и прямые линии.
На кладбищах бунтарь один: Эрнст Неизвестный. У остальных - просто: черное кубовое пространство прямоугольника. Могилка, а в ней, как в матрешке-футляре, деревянная кровать. Миронов в фильме «Берегись, автомобиль», ужаснувшись обмороку вещей-пространств повседневности, пошлости, валится со стоном… на кровать: «Жениться нужно на сироте».
Tags: Москва
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments