i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Декабрь-январь 2015-2016 года. 122

Русские писатели как бы посмеивались над западными коллегами. Уж на что Диккенс или Голсуорси мастера. А Флобер? А Стендаль? Но, признаем, Лев Николаевич Толстой одной «Анной Карениной» «перекрыл» «Госпожу Бовари», «Красное и черное». Уж на что мощен Бальзак, но и его «Утраченные иллюзии» не тянут на сравнение с «Войной и миром». Толстовское «Воскресение» послабее, конечно, двух великих романов. Но и эта вещь ничуть не хуже «Земли» Эмиля Золя. Эмиль Золя и Глеб Успенский - вот хорошее сравнение! Как ни хорош Ромен Роллан, а Горький - значительнее.
И все же Достоевский - иной. Набоков скептически оценивал творчество романиста, а «Лолита» - от Федора Михайловича «вышла». От него многое «вышло», а Набоков, как буржуазный типчик, зарабатывающий на жизнь сочинительством, не сказал о главном. Страдивари хранил секреты изделия музыкальных инструментов (лаки). На острове Мурано рьяно хранили секреты производства ртутных зеркал. Да Винчи докапывался до тайны венецианского зеркала. Докопался. Но отравился ядовитыми парами и умирал тяжело, не мог двинуть ни рукой, ни ногой. Достоевский спустился в кромешные «подвалы» зла. Зло, как Леонардо ядовитые испарения, покорежило душу сочинителя. В конце жизни, готовясь к знаменитой «Пушкинской речи», работал и над «Братьями Карамазовыми», и над «Подростком». Проблема отцов и детей беспокоила: «Я взял душу безгрешную, но уже загаженную страшною возможностью разврата, раннею ненавистью за ничтожность и «случайность» свою с тою широкостью, с которой еще целомудренная душа уже допускает сознательно порок в свои мысли, уже лелеет его в сердце своем, любуется им еще в стыдливых, но уже дерзких и бурных мечтах своих». Перед «Пушкинской речью» Федор Михайлович зачитывался «Маленькими трагедиями». Особенно «Скупым рыцарем». Юношей посещал театр, наслаждался «Разбойниками» Шиллера. Путь в царство тьмы, со спецификой века девятнадцатого, - путь, по которому шел автор. Делал это, мучаясь, но затем с охотой, расставляя вехи на неведомой тропе, выискивая посох поудобнее.
И посох, и вешки, да и саму тропу зла (уже готовые) использовал хитрюга Набоков со своими бабочками. Стоит помнить особый «вкус» Достоевского к «бунту». После гражданской казни, каторги стал осторожен. В каторгу снова - не хотелось. Но «каторжник» - как клеймо. Он двойственен. Мечтая о свободе, таит в глубине души сломленность, бессилие, черную злобу. Вчерашний «каторжник» - завтрашний вероятный бунтарь. Страшный, беспощадный. Революционерами становились не только от книжек ссыльного Чернышевского, но и от неизбежного вызревания энергии зла. В середине семидесятых годов не петрашевцы волновали необычного каторжанина, отбывшего срок «от звонка до звонка». Существовала организация - «долгушинцы» (руководитель А.В. Долгушин). Пропагандировали идеи справедливости, экономического равенства. Не боялись распространять листовки-воззвания: «К интеллигентным людям», «К русскому народу». Александр III насторожился. «Застрельщиков» организации арестовали в 1878 году. Сгноили в тюрьме. Бывалый «каторжанин» Достоевский не мог, как молодой бычок, подставлять голову под топор. Хватит одной «ходки» в Семипалатинск.
«Дневник писателя» с русофильскими размышлениями - прикрытие. Умные люди раскусили дневничок. И сказали: нет большего европейца в нашей литературе, чем страшный ругатель Европы. У Ницше над рабочим столом висел портрет Достоевского. Хотя сам он повесил у себя «Мадонну» Рафаэля. Федор Михайлович «взбрыкнул» по-иному. Иное не могла постигнуть мысль самого изощренного жандармского чиновника. Он, как язычник, проникнув в подсознание, призывал силы зла. Легенда о «Великом инквизиторе». Идея «Подростка» - смута, «беспорядок» сердца. Бесовство, как таковое, а не интерпретации его. Разложение семейного начала. Есть страсть, но не светлая, а порочная, и стремления лишь порочные. Мысль о границе между злом и добром сама есть зло. Россия - над бездной и адом. Пути зла, открытые Достоевским, через Соллогуба, Набокова, Булгакова, потянулись в век двадцатый. Нынче расцвели, как фиолетовые мальвы на заброшенном кладбище. Вот что такое для меня история о «Подростке». Додин не мог пройти мимо. Неужели будут все те же «понты» в духе Бутусова и Фоменко?
Tags: Питер
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments