i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Декабрь-январь 2015-2016 года. 111

Ратная палата, в отличие от Феодоровского городка, в идеальном состоянии. Сахарной белизны стены, небольшие окошки, забранные в толстые решетки, свежевыкрашенные зелено-прихотливые крыши. Когда читал Лесковскую «Кражу», удивлялся: отчего в Ельце да в Орле, еще в XIX столетии, так боялись грабежей. А ничего не изменилось за сотни лет (что в шестнадцатом веке, что во второй половине девятнадцатого). Лучше поставить на окна решетки, крылечки устроить тесненькие, низенькие, а двери кованые, на крепких крюках. Есть и ворота, ведущие во внутренний двор. Ворота так ворота! Знатные. Не сооружение, а маленький замок. Дом, и крепость. Но перед тем, как попасть к Ратной палате, где квартировала элитная романовская охрана, подошли к богатой, изломанной в некоторых местах, решетке – ктиторские связки с римскими двусторонними топориками, двуглавые орлы. За пышными воротами, среди редких старых деревьев, высился великолепный Феодоровский храм. Со стороны городка храм выступал тремя полукруглыми боками-башнями. На самом большом, центральном, барабане блистала голубизной и золотом обширная мозаика - Христос в славе и силе. Центральный вход маловат, низковат, возле дверей толпится народ: входит-выходит. К середине дня должно было потеплеть, а все наоборот: стужа окрепла.
У В. нос красный. М. зарылся носопыркой в воротник куртки. Отправили В. в храм греться. С правого, от главного входа, бока стена ровная, поверху бежит волнами прихотливых крыш. Сами скаты сложно изогнутой кровли - темно-голубые. Центральный купол (он же и единственный) горит золотом, луковка велика. Главный элемент теневой стены - ворота, украшенные двуглавыми орлами. Хитрое плетение листьев вокруг российских гербов, стилизованных под семнадцатый век (шеи у птичек длинные, ощипанные) - белокаменны, плотны. Над воротами, во всю верхнюю часть фасада, мозаичная картина - благообразные апостолы. Нимбы - золотые. Выскакиваем с М. на солнечную сторону. Стена горит белизной. Ломит зубы от усилившегося на солнце властного мороза. Поляна поблескивает пушистым снежком.
Вдали - островок высоких голых стволов. Стоит бюст, запечатлевший Николая Второго, царя. Деревья окружены невысоким заборчиком. На памятной доске указано: скованные стужей деревья посажены Николаем Александровичем и Александрой Федоровной. М. говорит: «Повезло. Не думал, что попаду в это замечательное место. А ведь сборник с моим выступлением про Феодоровский городок и храм напечатан давно. Доклад делал, а самого объекта не видел. Вот он - белый, чистый, на солнце. Видишь изображение Божьей матери, вон, голубая мозаика с ликом? Прямо на нас смотрит».
Начинаю бурчать про просветительскую роль старшего брата. Не вывез бы - никогда Феодоровского городка не увидели бы ни В., ни М.. На паперти человек в казацкой форме, с метлой. Ступеньки снегом не затоптаны, чисты. Следы от веника отпечатались причудливым рисунком.
Знак моей жизни - сметенный снег. Все-таки профессиональный дворник. Сколько снега перетаскал-перемел, вспоминать страшно. Это и знак Родины. Мороз, солнце, деревянные ступеньки сельского дома, следы метлы. Маленький, на пороге детского сада, школы - валенки чистишь метелкой. Длинные, корявые ветви березы. Храм сливается с воспоминаниями полностью.
Внутри высокие полукруглые своды. Четыре толстенных столба. Все белое, а внизу коричневые деревянные панели. Беспрерывная линия из рамок. В них вставлены иконы. Словно кинематографическая лента опоясывает все помещение. М. долго рассматривает церковную живопись, удовлетворенно замечает: «Неплохо». В. сидит на деревянной лавке. С одной стороны - сундук, украшенный изощренной резьбой, с другой - богато украшенная елка. Поют, вперемешку с чтением, священники на церковнославянском.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments