i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Декабрь-январь 2015-2016 года. 104

Трубач - Худяков - отнюдь не худ. У лидера Чайкина пиджак в блестках. Кугушев «косит» под троечника (какая уж тут «жаркая» Испания, в таком-то «прикиде»!). Чакон (севшая на «кахон») - цыганистая испанка в оборках. Но этот «учитель математики» оказался истинным провокатором. Лицо серьезное, очки черные, а одет, как клоун. Неопрятное цветное пятно. Огромные зеленые ботинки с вздутыми носами. Такие носил Никулин во время представлений, да еще клоун Карандаш. А изначально - Чарли Чаплин. Подошвы, словно манная каша, и белые. Коротенькие брючки, как у Карлсона, расширяющиеся кверху и узенькие внизу. Красные носки, белоснежная рубашка, немыслимо цветастая жилетка и желтенький пиджачишко.
Ансамбль ведал, какого взрывного свойства музыку играет, и усиливал эффект странным облачением каждого участника. Худяков, поначалу, просто стоял на сцене в лучах софитов, как третья елка - самая пестрая и нарядная. Парни рвали струны. Ксения заставляла свой ящик грозно гудеть. Красная роза в волосах странно сочеталась с красными носками трубача. Нелепый его вид усилил порывистость музыкальных упражнений раза в два. До конца первого отделения, со скорбным лицом, он интенсивно шевелил губами, что-то вытряхивая из раструба, вставляя и вынимая мундштук. Пару раз, в моменты особого напряжения, резко вклинивался сигнально-тревожными звуками. Казалось, он вовсе не намерен участвовать в представлении. Ошарашит слушающих красными носками - скроется, чтобы в следующем отделении выйти в широком балахоне, с красным накладным носом.
В перерыве пахло коньяком и бутербродами с колбасой. В. разглядывал выставку картин, расположенную в коридорах Капеллы. Мне было нехорошо. Перед концом первого отделения напомаженный Чайкин ринулся в рассуждения об отличии испанской музыки от немецкой или австрийской. Немцы-австрийцы в своих произведениях, даже самых бурных, исходили из идеи общественного порядка. Богобоязненность, бюргерская скромность, чистота, порядок. Даже в великих симфониях Моцарта в основе - порядок. Стоит вспомнить, что за тип был отец Вольфганга, и многое становится понятным в трагедии гения. У испанцев, напротив, беспорядок, расточительство чувств, порывистость. Как этим жители жаркой страны похожи на русских! «Испания, - говорил мокрый от пота Чайкин, - напоминает мне великого Мусоргского, Скрябина. Русский человек не может без так называемой «цыганщины».
У лестницы расположен музыкальный ларек. Сотни компакт-дисков с записями выдающихся исполнителей. Пластинки очень дороги - от 250 до 350 рублей. Перебираю ради интереса, изучаю фирмы, которые владеют записями. В основном «DECCA». Внушительная библиотека, выставленная на продажу. Расчетливо оцениваю каждую книжку (и старый уже, не успею прочесть, и книг в домашней библиотеке немеренно, и денег жалко).
Спускаюсь в туалет, пью воду из-под крана (еще не сошел с ума покупать в буфете пол-литра воды за двести рублей). Решаю: редкая «История жизни Йозефа Гайдна», записанная с его слов Альбертом Кристофом Дисом, будет моей. Ощутив тяжесть томика в руке, отправляюсь смотреть картины.
Все современные выставки грешат одним: бездельем, ленью авторов. Мазилка может рисовать день и ночью. Но это - не работа творца. Натура творческая должна находиться в поиске. А он протекает внутри черепной коробки. «Клепать» беспрерывно букетики и пейзажики - стыдно, удобно для сбыта. Двойная тяжесть избитой темы. Редко, когда им удавалось написать необычный пейзаж или натюрморт. Натюрмортами и пейзажами можно устилать дорожки для прибывающих с официальными визитами глав государств. Пейзажисты нынче - художественное болото. Рисование природы - подножный корм для слабеньких стремлений к красоте. Сегодня мазилки не пишут портретов, групповые композиции великая редкость. Разрушительный процесс: пейзажисты-натюрмортники залезают в область господства мастеров портрета. Картина, сделанная по фотографии, распознается сразу. Полотна на выставке в Капелле - зрелище жалкое. Вот Вострецова. Две картинки с балеринами: «Чудо в Зимнем дворце» и «Царскосельское чудо». Молодые девицы в танцевальной экипировке стоят на парадной лестнице Зимнего дворца и в Большом Зеркальном зале дворца Царскосельского. Ручки тоненькие, нежные, протянуты вверх. В ладошках что-то ярко светится - то ли звездочки, то ли луны.
Хорошо расходятся полуигрушки-полурисунки. Вот Базанова: «Безумное чаепитие» (по «Алисе в стране чудес»), «Натюрморт с часами». Традиционная посуда (ее в художественных мастерских бывает много).
Вот художник с характерной фамилией Шишкин: «Натюрморт с бутылками». Бутылок много. Они блестят, рядом - мандарины с корочкой, завившейся пружинной шкуркой. Подозреваю: бутылки никто не мыл. Блеск придан в процессе создания натюрморта.
Tags: Питер
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    Тамара Арсеньевна Манаева, проявив недюжинные организаторские способности, собрала на Гагарина, 12, руководство Чувашского республиканского Союза…

  • Мелочь, но приятно

    Замечательный спортивный праздник в поселке Урмары по случаю открытия отреставрированного Дома спорта.

  • Мелочь, но приятно

    Посетил предприятие ООО МПО «Согласие». Познакомился с дельным человеком и хозяйственником Сергеем Борисовичем Сабуриным.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments