?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Провинциальная жизнь естественна, как дыхание. В обед прибегал впопыхах отец. «Скорей, скорей», - говорил он, а глаза были не дома, в другом месте, на работе. У папы была манера: обедая, раздеться – скинуть костюм, рубашку, галстук. Бежал мыть руки на худых, жилистых ногах, в трусах и майке. Летом скидывал и майку. За столом задирал ногу на табуретку, крупно резал на куски хлеб. Быстро ел. Моментально одевался - и на работу.
В послемосковские годы между матерью и отцом скандалы происходили реже. И всегда из-за Чапаевского поселка, из-за отцовской родни. Человек "выбьется в люди", а братья-сестры сядут на шею, ножки свесят и едут. Как же – старший брат, должен помогать. И старший не отказывается, волочит всех. Еще и поэтому мне не хотелось быть обузой отцу. Мать же мешала чапаевской родне. Для них она была нехорошая. Яростью ссоры наполнялись из-за тяжкого быта.
Но высокие порывы отца быт не мог убить. Работал, словно пел – самозабвенно, взахлеб. И мама жила на «высокой ноте». И Олега отправила в музыкалку. Учительницей у него стала моя Татьяна Михайловна.
Душа моя наполнялась покоем, когда, спустя два-три дня после ссоры, слышалось: «Кроша моя». Так, в моменты нежности, отец называл маму.
В 1975 году заметил, что у матери начал расти живот.
Олег же все осуществлял мудрые советы «Пионерской правды». Прибежит из школы, швырнет портфель – и обедать. Посуду за собой, поганец, не мыл. Посидит часик за столом и – готово, сделал домашнее задание. Потом недолго побренькает на пианино. С улицы слышатся призывные вопли друзей. Олежка тут же собирается отгуливать свой час, как предписывала пионерская периодика.
Мне это не нравилось. Считал, что младший должен брать с меня пример во всем. А не получалось. Тревожился, что он вырастет бездельником, а это помешает семье. Несколько раз сильно трепал паршивца и не пускал во двор. Яростное сопротивление, которое он оказал, потрясло. Ярился, как и я. Только моя ярость толстой сетью накидывалась на безволие, лень и праздность, опасно тлевшие в груди, а у Олежки она была направлена против меня. Стало очевидно, это моляковец по упорству.
Маринка Разумова, нескладный подросток, приходила к Олегу в гости. Они вместе совершали «пионерские» прогулки. Несколько раз пришлось проучить и Маринку за то, что она выступали против меня вместе с Олегом.
В том же 75-м году (уже в конце) меня избрали комсомольским секретарем школы. А мама родила нам с Олегом брата, отцу же третьего сына – Мишу. Во второй раз был послан в Артек.
Комсомольским вожаком мне быть не очень хотелось. Но очень хотелось в Москву. Тамара Константиновна, наш завуч, сказала, что общественная нагрузка нужна для хорошей характеристики. Возражал: "А вдруг секретарь из меня будет плохой, и характеристика будет нехорошая?" Тамара Константиновна заявила, что у такого крепкого парня, как я, ничего плохого случиться не может. Она знает о моих намерениях – после школы собираюсь в МГИМО. Туда без хороших документов нельзя.
Согласился. Прикинул, сколько времени уйдет на общественную работу. На "носу" выпускной год учебы в музыкалке и экзамены за восьмой класс.

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner