?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Поезд приходит на Московский вокзал в 12 часов. Пешком по Невскому до Дворцовой площади - 40 минут. Там М. с билетами, и минут пятнадцать необходимо ждать окончания манипуляций возле касс. Длинная очередь, и, если бы не помощь брата - торчать на морозе часа полтора. Все равно - в музее, в лучшем случае, в начале второго. Закрываются в пять вечера. Эрмитаж для меня - Храм. Все видел, всему поклонялся. А - мало! Сгорбившегося мальчика Микеланджело могу разглядывать долго. «Мадонну Бенуа» однажды безотрывно созерцал часа полтора. В церкви называется - намолено. Смотрю на скульптуру мальчишки и вспоминаю, что Данте - любимый автор Микеланджело. А Данте трепетно относился к Деве Марии. Начиная с 31-ой главы, проводник по загробному царству в «Божественной комедии» - святой Бернард Клервосский, особый почитатель матери Христа. В 33-ей песне о «Рае» Данте обращается к Божьей матери: «О, Дева-мать, дочь своего же сына». Так определял деву святой Бернард. Человек, влюбленный в эти строки, мог, в юном еще возрасте, изваять бессмертную скульптуру скорбящей матери, что стоит в соборе Святого Петра в Риме. Для меня «намоленность» не предмет культуры, не мнимая связь с божественным, а беспрерывная цепочка воспоминаний, ассоциаций, чувств относительно иных достижений человеческого духа. Двойная штука получается: я гляжу на картину, и она уносит меня в бесконечность через ряд таких же замечательных картин. Но я должен постоянно трудиться, постигать новое, чтобы ряд воспоминаний обогащался диковинными сочетаниями, связями. Изощренность, насыщенной высоким, памяти.
В душе разливается мягкий свет, и необычайный покой становится главным. В коридоре с гобеленами - полумрак. Там всегда еле уловимое, теплое веяние. Сидеть часами, а можно быстрым шагом пронестись снизу, от древних египтян. В первый день все время ушло на механическую игрушку и восточные дела. Интереснейшая выставка «На земле Грифона» - из Крыма, и, скорее, не выставка, а история глубоких, добрых отношений между Екатериной Великой и польским королем Станиславом Августом. Вроде бы как, между юной Екатериной и младшим Понятовским.
Польша - страна разочарований. В XIY веке, вроде, размахнулись от моря и до моря (русские княжества с Ордой отношения выясняли), но не в одиночку, а с литовцами-язычниками. Шутка ли, католики, папские люди вынуждены якшаться с презренными идолопоклонниками! Но - приходилось. А уж как Русь окрепла - беда! Еще прусаки (которых русские били) с австрийцами. Наполеон «роман» крутил. Сколько поляков полегло в России! Поматросил французский коротконожка гордую Польшу и - бросил. Разорвали родимую между австрийцами, прусаками.
Россия же отхватила самый лакомый кусок - со столицей Варшавой. В малюсеньком немецком княжестве, приграничном с Польшей, жила в принцессах Екатерина. Тут и познакомились со Станиславом. Мама у Екатерины жесткая была: «Пойдешь за русского царя. Точка!» Осталась «тлеть» бесприютное чувство немочки и паненка. Когда Катя вошла «в силу», увлеклась коллекционированием. Понимала - бесценный капитал. Эрмитажную коллекцию с нуля создавала. Скульптуру не жаловала, но денег на Академию художеств не жалела. Выстроила мощный учебный корпус. Учили там и на скульпторов. Талантливым скульпторам обеспечивала заказы. Завелась мода: русская знать увлеклась скульптурным портретом. Появились Шубин и Козловский, непревзойденные мастера.
Скупала картины готовыми коллекциями. Деньги позволяли. Таких финансовых возможностей не было ни у кого. Сначала закупила в Италии 275 полотен (Карраччи, Гверчино, Сассо Форетто, Сакки, Маратти, Креспи. Царь Петр Голландию любил, у самого были полотна больших и малых голландцев. Екатерина закупает 225 работ из Голландии: Голициус, Хонтхорст, Стен, Метсю, Рембрандт (особое спасибо). 132 фламандских полотна: Брейгель, Ван Дейк, Йорданс, 4 картины Рубенса. 113 немецких художников, среди которых 25 полотен из коллекции Дитриха. Франция - Буше, Грез, Фрагонар. Тут же и первый каталог, составленный Минихом.
Практически все работы сохранились, и большая часть - в Зимнем дворце. Велась переписка со Станиславом Августом. Разве можно сравнить скромный королевский дворец польского короля в Лазенках с потрясающим по пышности и великолепию Зимним дворцом! Но самолюбивый поляк, вслед за Екатериной, изматывал ресурсы небогатой страны, скупал шедевры живописи где только можно. Часть небольшой, но очень достойной коллекции, из Польши привезена в Ленинград. Поляк (уже после смерти Екатерины) допустил ошибку - связался с Наполеоном. Александр I романтических чувств к старику не испытывал. Раскроил с друзьями-победителями Польшу, а престарелого Станислава Августа привез в Петербург, где король-коллекционер скончался от старости.

Tags:

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner