i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Декабрь-январь 2015-2016 года. 97

Гениальное изобретение - рок: громкость, ритм, импровизация (в рамках ритма). А.С. Пушкин: «Кто жил и мыслил, тот не может/ В душе не презирать людей…» Пушкин - наше всё (как раньше: Маркс - Энгельс - Ленин). Сам по себе человек - существо весьма непривлекательное. Раскручивающаяся спираль изощренного противостояния свидетельствует: между добром и злом Homo sapiens выбирает зло. Раньше говорили - грех. Грех «овладевал душой до глубочайших тайников». Государство не только «машина для подавления». Оно есть механизм, помогающий человеку купаться в грехе, жить им. Разъединение людей на атомы, а итог скучен: большинство омещанивается, тонет в болоте обывательщины, желудка и прочих испражнений. Люди, считающие себя независимыми и выдающимися, превращаются в стадо баранов, весьма не отличимых друг от друга. Сообразительный государственник понимает: одно стадо может потоптать другое (межгосударственные конфликты). Его нужно объединить нужным хозяину способом, направить в нужном меньшинству направлении, хотя бы ценой многомиллионных жертв членов стада.
Рок-музыка - триумф грубого, беспощадного ритма. Существует много исследований о том, как связана нейрофизиологическая реакция мозга на ритмичные удары. Ритм - и вот десятки тысяч молодых баранов скачут на Майдане (глупость какая-то: «Кто не скачет, тот москаль»). Гипнотизирующая громкость (как будто сирены воют при артналете). И вот соло на гитаре или электрофоне (иллюзия свободы выбора). В СССР знали о дебилизирующих началах рока, о развратной низости джаза. Некоторые ведали - самая прекрасная музыка (как дьявольски прекрасная статуя Микеланджело девы Марии и мертвого Христа в Ватикане) несет в себе начало зла, индивидуализма, грубого наслаждения души. Многие цивилизации загоняли так называемую «музыку» в строгие рамки, которые не менялись веками. Своеволие русских народных распевов, их неумеренная печаль и безмозглая радость, море частушек - ернических, похабных, глумливых - сознательно загоняли в рамки приличий.
Голым может быть не только тело. Обнаженными могут быть и краска, и звук. Обуздываешь - значит, культурно воспитываешь человека. Ленинград оттого отличен от других городов, что схож с творением Микеланджело. Творение скульптуры - отсечение всего лишнего. Прекрасная статуя уже скрыта в мраморе. Тот, кто дает знание человеку, что отсекать, - существо не доброе. В двадцать четыре года создал Микеланджело Буонарроти свой шедевр. Поверить в то, что это - творение одинокого юноши, невозможно. Его рукой водили. И эти «кто-то» были подозрительны.
Зря вокруг рока и неестественной электронной дребедени богатые люди крутиться не будут. Огромные деньги - в раскрутку певцов со специфическими наклонностями (в том числе на ниве звуковоспроизведения - «Motor Head”, «AC/DC», «Metallica»). Аппаратура. Спецэффекты. Фирмы звукозаписи. Весь мир - Майдан. Все скачут, даже учителки на корпоративах. «Кто не скачет - тот урод». Омерзителен реп - Франкенштейн: «голова» – глупый текст; «тело» - тяжелый ритм. В ленинградском рок-кафе хотя бы Дэвида Боуи (не самого худшего из братии) иногда ставят для прослушивания.
Чай выпит. Выходим на Невский, шуршащий шинами по мокрой спине улицы-анаконды. По телику с четвертого января показывают старье. Ощущение пустоты: безлюдные помещения телестудий. Десятки сотрудников смотались на праздничные дни куда подальше. Сидят один-два человека. Ставят заранее записанные программы. Не изменны только «Фастум Гель» и «Вольтарен». Квадратное лицо Пореченкова примелькалось. Смысл жизни российского актера - годами бултыхаться а крови по ментовским боевикам, чтобы угодить в рекламу майонеза «Провансаль». Бегать здоровому детине по кухне в женском фартуке с лицом доброго олигофрена. Дурацкие стишки: «Вкус и пользу совмещай, как московский провансаль».
Во сне зашел в кафе, высматривал: есть ли кольцо с орехами и компот. Чувствую, как меняется мое лицо. Становлюсь похожим на Ричарда Гира. Забегаловка незаметно превращается в помещение, напоминающее «Клуб «Коттон». Сидят бандиты в фиолетовых галстуках. Приперся толстый азиат, кричал, что посадит меня. Он - Али. Его вся Москва и Нальчик знают. Возражал: мы в Лас-Вегасе, о Нальчике здесь слыхом не слыхивали. Это еще больше рассердило Али, а я, помня, что превратился в Гира, попытался сыграть роль крутого парня. Стал делать фигуры руками, ногами, сожалел, что нет пистолета. «А-а-а!», - орал Али, надвинулся тушей. Чувствую - задыхаюсь. Оказался в грязном питерском дворе. Где клуб «Коттон», где коржики? В середине - люк. Ощущаю, что облик Ричарда Гира утрачен. Из лаза выползает голый по пояс таджик. Он кричит: «Али! Сволочь!» Я: «Ошиблись. Али у меня за спиной». - «Вот ты где, барыга!» - кричит таджик. Выхватывает из кармана штанов пистолет. Начинается перестрелка. Падаю в грязь. Пули свистят над головой. Холодно. Просыпаюсь.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments