?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

На улице потеплело. Пошел крупный снег. Входили в Филармонию - кутались, а на выходе у многих мужчин пальто и куртки распахнуты. В.: «Странное ощущение. Послушаешь старую музыку и «выпадаешь» в иное. Как с погодой: заходили - мороз, выходишь - оттепель. Музыка хороша, думаешь: ее прелесть прогнала мороз. А это не так. В Интернете все про «переходы» между мирами. Хвалят Хокинса: будто бы доказал наличие «коридоров времени». Мне кажется - неправда. А правда - вот: погода меняется, если происходит хорошее. Как этот концерт».
В Ленинграде с уборкой улиц - проблемы. Невский чистят сразу, Дворцовую площадь, набережную. На закоулки не хватает азиатов. Сугробы, посеченные извилистыми скользкими тропинками. Словно блокада не кончалась. Отсутствие ухоженности начинается у здания Филармонии. Машины плюхаются колесами в тающем месиве. То ли грязь, то ли песок. Реагентная смесь. Ноги тонут по щиколотку в сырой массе, размазанной по тротуару. Он – в залысинах - черен, блестит. На раскисшей кашице можно грохнуться не хуже, чем на льду. Идущая перед нами женщина в долгополой шубе резко вскрикивает, валится задним местом в сырую грязь. Не по копчику ли удар? Ох, уж этот копчик и его переломы! Заживает травма медленно, ненадежно. У дамы сапоги на высоких каблуках-шпильках. Темные колготки. Смешно растопырила полные ноги. Мужчина-спутник пытался удержать спутницу (чем смягчил падение), да сам полетел вниз, вовремя выставил колено. Вся тяжесть пришлась на коленную чашечку. Сквозь дорогие вельветовые брюки в мелкий рубчик щелкнуло, на лице мужика, как грозовая тень, пробежало выражение страдания. Вокруг закудахтали прохожие, поскальзываясь, поспешили помочь встать.
Дама стонет. Дядя может стоять на одной ноге. Поднимаясь, женщина, как трактор ковшом, соскребла с асфальта грязь. С шубы обильно капает. Мы с В. тоже ринулись помогать подняться. Эти двое теперь стоят, что делать дальше, не знают. Наконец, спутник дамы опомнился, вытащил из кармана электроключ. Метрах в десяти мелькнул лампочками, «квакнул» шестисотый «Мерс». Дядька поскакал на одной ноге к лимузину. Жалкая, забрызганная, потащилась за ним женщина. Водитель «Мерседеса», падая в открытую дверь, за руль, с одной ноги, успел крикнуть: «Маша, шубу снимай. В салон такую грязь не потащим. Кидай в багажник».
Подтаявший снег шуршит под подошвами. Словно тротуар превратился в ленивого питона. Он еле ползет вместе с пешеходами и угрожающе шипит. Я: «Вот тебе и старинная музыка. Всякий звук, цвет, если резок, словно лом в башке. Одному рабочему на пороховом заводе шестикилограммовый ломик, после взрыва, пробил снизу вверх щеку и вышел через верхнюю черепную кость. Ломик вытащили, работяга выжил. Абсолютно нормальный. Через два месяца вышел на ту же работу. Но характер стал совершенно другой. Так и с музыкой, с живописью, с искусством вообще. Не ведаешь, что ждет, а услышанная-увиденная вещичка долбанет не хуже ломика. Станешь другой личностью. Искусство, словно монтировкой, раскрывает не только черепа. Общество. Историю. В средние века, на Руси, московские, владимирские школы иконописи сдержанны. За эффектами не гнались, о духе заботились. Новгород - республика. Ганзейский город. Раздражал московских, тверских, рязанских. В иконах - вызов. Яркие цвета, непопулярные темы. Положение во гроб. Христос, завернутый в белый саван. В центре сильнее всех скорбит Мария Магдалина. Мать Христа щекой прижалась к казненному, щеки слились. Подобные откровения в княжеских столицах не приветствовались. Чем новгородская Мария Магдалина XIY века слабее ломика? Прочувствует верующий, что ему показали, может в иную личность преобразиться. У Глеба Успенского есть рассказ, «Выпрямила» называется».
Подошли к Невскому. В подвальчике - рок-кафе: «Зайдем, - говорит В. – Дэвида Боуи крутят». Заходим. Помещение разбито на клетушки. По стенам фотографии рокеров, обложки альбомов. Прямо на нас с плаката смотрит Оззи Осборн в фиолетовых очках слепца. А у входа сидит, задрав ногу в белых трениках, Фредди Меркьюри. Среди публики есть типы в черном кожаном «прикиде». Люди, несмотря на холодрыгу, носят на головах кепки-восьмиклинки. Тяжелый металл старых мастеров. Но сейчас - Боуи, 1993 год, «Buddha et Suburbia». Шикарная вещь: «Strangers When We Meet». Сели. Заказали чай с лимоном. Пьем. А тут врубили «Read Against it». Лом так лом! Забылись пустые размышления о мозгах и искусстве.

Tags:

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
(Anonymous)
Dec. 30th, 2017 04:41 pm (UTC)
Моляков! Ну, какую хуйню ты пишешь :(((

после заголовков и первых строк - даже время тратить на чтение твоей муйни - не хочется :(((
Раньше - было интересно... А ныне - то ли ссучился, то ли - деменция подступает (возрастное т.е.)... Ап! позиционЭр, мля :(((
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner