i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Декабрь-январь 2015-2016 года. 88

Ваня Калита почище Ивана Грозного был. У четвертого Ивана - Малюта. У Калиты - бояре Василий и Мина. Калита прикупил в Орде ярлыки на Галицкое, Угличское, Белозерское и половину Ростовских владений. Там московских видеть не желали. Тут и пригодился мясник Мина. Книжек про то, что творили москвичи в Угличе, Белозерске, никто не писал. Тем более, никто не снимал фильмов. Покопались бы - страшно бы стало. Впрочем, жестокость москвичи сочетали с гибкой налоговой политикой. С кого-то дань брали по полной, а с кого-то - половину. Были полные освобождения на 10-15 лет. Жестокость и ум - вот что лежало в основе строительства государственного. Тупая Орда до этого не доперла со своей кониной и вольными кочевьями.
Великое зеркало греха людского - православие. Что ни князь - то убийца. Придет в церковь (сам же ее и поставит), осознает всю глубину жестокости своей. Плачет, жалостивится, а убивать продолжает. В церквах появились люди, получающие от православной «зеркальности» удовлетворение. Это ведь высшее наслаждение - быть ближе всех к богу. Суровые, чистые люди. Сергий Радонежский - с тех времен, из XIY века. Не случайно Дмитрий Донской всё благословения от Сергия ждал, как дитя малое. Получил. Два года спустя, в 1382 году, Тохтамыш за Мамая расквитался. Москвичей обманул (Дмитрий в отъезде был, оставил защищать Москву литовца Остея, сейчас литовцы взялись «защищать» Москву театральную). Тогда впервые на Руси от Тохтамышевой Орды пушками отстреливались. Тохтамыш «море» народа положил под Кремлевскими стенами. Несколько дней стены осаждал. Орудия кучу мяса татарского перемололи (а были и русские предатели - Дмитрий Константинович Новгородский да Олег Рязанский).
Нынче манеру взяли политтехнологи продажные: мы не с Россией и ее историей воюем, а с большевиками (Михалков), с Лениным (Веллер), со Сталиным (Сванидзе). Последыши Тохтамыша. Хитрый хан осаду остановил, стал москвичей речами соблазнять: я не с москвичами воюю, а с князем Дмитрием Ивановичем. Он, злыдень, поборами вас замучил. Принесите мне дары богатые - отступлю от Москвы. Литовец Остей, напротив, говорил: «Держаться надо, Дмитрий Иванович с войском на подходе». Но страх, алчность верх взяли – открыли корыстолюбцы крепостные ворота. Орда вместе с нижегородскими, рязанскими ворвалась в город, разграбила, сожгла его. Пошли по стране татарские отряды, грабили, убивали. Но на битву с Дмитрием Донским хан Тохтамыш не отважился. Свернул отряды, скрылся в Орде.
Княжество разграблено, народ зверем смотрит, бабы орут, мертвых оплакивают. Делать нечего. Великий Дмитрий Донской в 1383 году, семь лет не платив оброка, отправил с огромной данью в Орду старшего сына своего, Василия. Орда дань «скушала», Василия Тохтамыш взял в заложники. Василий оказался мужественным человеком: из ямы татарской сумел выбраться, сбежал. Тохтамыш же с превеликим удовольствием от унижения русских выдал-таки Дмитрию Донскому ярлык на княжение.
Иду по набережной Фонтанки. Лед покрыт снегом. Он - чист, ровен. В некоторых местах людские следы - пробили черные языки чистого льда, с разбега катались. Так и в истории. Нужно бы пробиться через сугробы, пытаться скользить свободно, а не получается. Отказываются от затеи, уже внеся не малый вклад. О них не вспомнят. Затеряются в историческом «буреломе», взяв основную тяжесть на плечи. Придут другие, продолжат. Но вот кто-то заскользил по черному льду, свободному от снежных заносов. Этот, последний, наслаждаясь лихим, стремительным полетом (одолев для расчистки мель или вовсе ничего не сделав), с громким именем размещается на исторической вершине. Тут уж певцы, музыканты. На ледок набивается много веселого, лихого народа, нежелающего бить дорожку дальше: «А зачем напрягаться? Смысл-то какой? И так хорошо нам, хотя ничего и не делали».
В жизни людей, в их истории самое страшное, когда власть берут подобные весельчаки. Испытывают абсолютное удовлетворение от того, что есть, ничего не желают менять. Долдонят: «Смысла нет. Лишь бы не было войны. Ничего не изменим». Но вот катающихся бездельников становится слишком много. Истерт лед, ломается. Бездельники летят в жутко холодные воды.
Орда-то истлевает, слабнет в XIY веке. Другой враг Руси - литовцы-язычники - истощены борьбой с Тевтонским Орденом. Идут на союз с польским королевством, прихватив часть Украины и Белоруссии. А могли бы с нами помириться после Ольгерда и Ягайло. Тогда история пошла бы по-другому. Но никто не скажет, почему дорожку сквозь снег пробивают именно в этом направлении, а не в противоположном.
Tags: Питер
Subscribe

  • Выставка. 52

    Говорили хорошо. Заместитель Церетели сказал: «Видим здесь сложившегося мастера. Он работает и в жанре пейзажа. Удаются ему портреты. Хочется…

  • Выставка. 51

    М. с утра был строг и светел. Намазывал масло на хлеб, пил сладкий кофе. Выставка его картин в Думе открывалась в два часа дня, а до этого был…

  • Выставка. 50

    Возбужденные музыкой, в приподнятом настроении, отправились с Ю. прогуляться по Москве. Позвонила мама, попросила купить хлеба. Перед выходом на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments