i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Декабрь-январь 2015-2016 года. 84

Одинокий человек на дороге. Сильный образ. История его делится на три этапа. Путник. Пыль. Жара или мороз. У странника посох. Никого не ждет. Идет. Появился автомобиль. Возник человек ждущий: подбросят - не подбросят. Сильны образы ждущей женщины. Хороши они у итальянских неореалистов. У нас - в «Коммунисте», в «Балладе о солдате». Калатозов хорош с образами-символами в «Летят журавли». И - вечное, собирательное. Путник не идет, не ждет попутки. Он сидит на обочине. В рубище, в армяке, в разбитых доспехах. Окружающая среда «вытягивает» из тебя нехитрые запасы души. Устаешь. Но и «вкладывает» в тебя. Такое тоже бывает. Отдает просто так да с великой приятностью. Как субъект «амбивалентный» не иду, не сижу на обочине, а еду. Но не на попутке, а на велосипеде. Ноги работают, как при ходьбе. Но и скорость, как у пустого троллейбуса. Недавно ехал по городу после пурги. Не тротуар, а тропка. Мужик, шедший навстречу, обрушился на меня матерно. Смысл: «Пешеход! Не видишь? Сворачивай!» А куда? В сугроб? Обычно так: встречный одной ногой утопает в снегу, а другая - на тропинке. Я соскакиваю с седла - одна нога на тропинке, а велосипед волоку по заносу. Делим узкий проход пополам. Претензий нет. А этот дурак стал орать шагов за пять. Сдержался. Сдержался, хотя нервы разлохмачены, как тряпочки. Представляю: «облитый» матом, швыряю велосипед в снег и пинаю матерщинника, бью тупую башку о бетонный столб, разбитое лицо окунаю в ледяную муку. Вот и вынут большой кирпич внутреннего спокойствия. Хорошо бы отлупить усатую сволочь. Как бы полегчало! Ощущаю предполагаемое чувство облегчения.
Потом – бабушка-бомжиха. На ней три пальто (верхнее перетянуто веревкой). Два платка. Верхний, пуховый, засыпан мелкими снежинками, съехал на лоб – только нос-кнопка торчит. Мелет снежную массу огромными валенками в галошах. Переходит дорогу. На переходе приспускаюсь с седла и отталкиваюсь ногой (а надо слезать с велика полностью). Но нет же никого. Бабка, сквозь беззубые десны, злобно свистит: «Слезать надо». Шипение четкое, дама, в прошлом, интеллигентная. Но, как у Веллера в «Бомже», жизнь швырнула женщину на дно. Сказал бы: «Бабушка, пошла вон!» Сдерживаюсь. Не из жалости, а потому что ругаться с пожилыми не стоит. Грязью обделанный останешься. Еду по обочине. Проезжающие сигналят - или: «Придурок!», или: «Осторожно, велосипедистик убогий! Видишь, на «Лексусе» еду?»
Уже не молодой мужчина добивает: «Зачем зимой катаешься? Ходи на лыжах». Подумал: «Тебя не спросил, на чем ездить». После милых встреч с подобными встречными выжат, как лимон.
Но, вот вхожу в концертный зал. Люстра - это да!!! Как держит потолок такую махину? Золото и светло-красные портьеры с золотой бахромой. Зеркала - в два моих роста. На гитаре особенно удаются звуковые «завитушки». На рояле, на скрипке - не получится. Вивальди, смешанный с испанской гитарой, - вот что за пилястры украшают желто-белые стены. Кариатиды легко удерживают золото пилястр. В зале ничего тяжелого. Люстра серебряно зазвучит хрусталем и поплывет юлой по потолку.
В углах - ниши. Украшены сверху золотыми раковинами. А под ними - игривые сценки: белые фигуры пейзан, порхающие амуры. Луки натянуты, стрелы остры. Сцена небольшая, но емкая, уходящая вглубь. А как же без органа? Вот он, небольшой, напротив сцены, за последними рядами кресел. Седалища широкие, удобные. Желтенькие, как яичные желтки. Опять же - все деревянное, гладкое, полированное.
Невысокий барьер разделяет кресла на две половины. Те места, что за перегородкой, чуть выше передних. Над сценой вылепленная скульптурная группа: молодой атлет, бурно устремившийся вперед, к нему льнут жарко две музы. Все трое полураздеты (полуодеты?). Это вам не дядька, матерщинник, не бабка в рванье. Эти персонажи соблазнительные. А «барочная» услада вплывает в грудь, в голову. Облегчение и свет. Если бы был великаном, то схрумкал бы это «архитектурное» пирожное в один присест. Так человек, проживая годы, должен страдать или наслаждаться «халявной» красотой. Откуда порочная сила искусства? А вот отсюда - из случайно вторгающейся в душу прелести. Без трудов, без забот, а блаженство накатывает золотистыми волнами и успокаивает.
Tags: Питер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments