?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Тарасовские дети - разные: старший, Федя, - большеголовый, большеглазый. В глазах - грусть. Тоненький, как тростинка. А младшенький - активный, плотный и хорошо разговаривает. Залез ко мне на колени, сует дудку: «На, играй». Тарасовы притащили маленькую елку, и мы установили ее в зале, на столе. Малыш дал мне, вместе с дудкой, барабан, трещотку, вытащил из ящика елочные игрушки, гирлянду. Играем - натянул парик, изображая Бармалея, свищу в дудочку. С кухни доносятся громкие голоса, звенит посуда, звякают ножи и вилки. Телевизор орет - идет реклама «Вольтарена». Сначала пластырь на мягкое место кладет стюардесса. Потом, на южном острове, она снабжает лекарством командира воздушного судна. Практичная девушка, не островитянка. Мулатка на шею капитану - гирлянду из цветов, а старенькая стюардесса - «Вольтарен». Послышались удары в барабан. В зал ввалился С., стучит палочками по коже. Я дую в свистульку. Пошли вокруг стола с елкой. Малыш заплясал, закувыркался, кричит: «Дяди! Хорошо стучите! Еще, еще!» Появились остальные. Степан врубил Билли Айдола через колонки. Веселье раскалялось. Пустился в пляс с Галей. Тараска - с белокурой переводчицей, а Степан - с Таней Тарасовой. Идем по кругу осторожно: под ногами вертится возбужденная детвора. Напрыгались и - снова на кухню. Раскрасневшаяся Галя - С.: «Старый ты стал, муженек. Сочиняешь глупости. Власти ему не хватает, так вот религию сюда привлек. Возвращался бы лучше домой. Все равно придешь. Никуда не денешься!» С. бьет в бонги, насупился. Говорит: «Не надо, Галя, мы же обсудили». Разговор становится серьезным. Начинаем собираться. Обещаю С. вернуться завтра.
На улице - белый свет с неба. Рваные облака, словно растрепанная вата. Выглядывает мутное солнце. Не желтое, не красное, а серебристое. Есть в океане острова с белым песком. Отдыхающие выронили из кармана серебряную монету. Ее половинка выглядывает из песочка. Праздношатающийся видит кончик, хочет взять, а не получается. Фантазия идет дальше - это боженька по облачкам гулял, солнышко из кармана выронил, оно чуть было не зарылось в светлый песок облаков. Все видят солнышко-монетку, да взять не могут.
Облака бегут. Бледный круг светила то выглянет, то скроется. Мелькают проплешины нежно голубого неба. Я и В. тащим на плечах малышню. Младший недовольно покрикивает: «Но, дядя, но-о-о!!!» В. тащит громадный пакет, в котором старая куртка, штаны, ботинки. На остановках плакаты, оповещающие о скорых концертах Ваенги. Тарасовы уезжают на троллейбусе. Нам с В. - в новую Санкт-Петербургскую оперу.
Мама заранее купила билеты на спектакль в Мариинку и в Новую оперу. На Комендантском проспекте, в самом начале платформы, стоит гитарист с маленькой колонкой. Очевидно, грамотный музыкант, наигрывает Вивальди. Спешить некуда. Стоим, слушаем. Вылезаем на Адмиралтейской. Тоже гитарист. Парень классно наяривает «Danger» Эрика Клэптона. Высокая, толстая девушка обходит музыканта с разных сторон, делает снимки на фотоаппарат с дорогим объективом. Пытается присесть, да не получается. Спрашиваю: «Зачем вам этот парень? Фотографируете, как рок-звезду». Толстуха: «Не парень он мне - муж. Слышите? Классно ведь играет. Выдающийся мастер. Никто не знает об этом. А жить на что-то надо. Делаем снимки, записи, размещаем на ю-тубе. Помогите! Пожертвуйте!»
Помогаем, В. жертвует пятьдесят рублей. Тянется реклама «Игры престолов» по всей стене. Сообщают о спектакле «Кыся» с Нагиевым. Комедия «Девушка и император», многочисленные антрепризы. Вылезаем на поверхность. Провожают нас из подземелья звуки гитары. Идем в сквер перед зданием Конституционного суда. Падают редкие снежные хлопья. Гром-камень. Памятник Фальконе: визитная карточка не только Ленинграда, но и всей России - подобие Кремлевским башням. В. уходит к Исаакиевской площади. Мне - на Шпалерную. Улица узкая, словно ущелье. Объявления-плакаты - красочные, большие: Джакомо Россини «Севильский цирюльник» (солист восседает на деревянной лошади); Пуччини «Мадам Баттерфляй»; Верди «Риголетто» (там актер расселся, в белом, на троне, а вместо лица - маска, стилизованная под солнце. Много концертов - и только мировая классика (арии и сцены из опер русских и зарубежных композиторов): «Евгений Онегин», «Дон Жуан», «Травиата», «Сельская честь». Мне предстоит смотреть концерт «Музыкальный Петербург XIX века».

Tags:

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner