?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вышли на берег самой Кухарки. Пошли направо, где метались нервные блики костра. Снег на льду чистый, белый. С. говорит: «Белизна - та сила, что одолевает тьму. Если бы вода оставалась черной, грустно бы было». Я: «Но идем-то на красный огонек. Белая сила - мертвая сила. Красный огонь - живая сила». У костра - двое: он и она. Бомжеватого вида. Спрашивают, нет ли у нас выпить. «Отчего же нет!» - отвечаем. Разливаем самогон. Выпили. Выпив, парочка скупо благодарит и погружается в молчание. Гудит огонь, разгорается, оттого не потрескивает, а воет. Садимся на поваленный ствол. Ни слова. Я, как трезвый, лезу с замечаниями: «Если бы вода не была покрыта льдом, то огненные блики резвились бы, далеко убегая от берега. Сейчас тени еле заметные». Посидев, отправляемся в обратный путь. Минуем две протоки без прыжков и поддатых капитанов. Выходим к магазину «Магнит». Мне нужно купить торт и «Кока-колы». С.: «Зачем тебе торт? «Киевского» все равно нет». Я: «Не хочу нарушать традицию. Вечером на столе должен быть торт».
12 ночи. Огромное помещение безлюдно, лишь сонные кассирши. Самый большой сметанный торт перевязывают лениво, медленно. С. и В. запасаются сигаретами без фильтра «Голуаз». Дома С. разгорячено объясняет, почему множество сковородок висит на стене. Оказывается, насмотрелся голландских картин. Там медная посуда - символ зажиточности. Ее вешали на стены, устанавливали на открытых полках. Удобно. Помыл - и на стену. Хорошо сохнет. В шкафу образуется грязь, разводы. Необходимо часто протирать. С. распахивает дверцы навесных шкафов. Одни тарелки и - идеальная чистота: «В квартире - черте что. Особенно в зале. Стенка советских времен. Накладные виньетки из пластика на дверцах, ящиках. Ужасно. Здесь - мой уголок». Плюхается в кресло-качалку, круто, словно капризный ребенок, раскачивается туда-сюда. Заявляю, что стенки, шкафы, кровати 70-90-х годов прошлого века смотрелись неплохо.
Постмодернизм в интерьерах. Минимализм. Были мастера: Грейвз, Вентури, Хикас, Моррисон, Холлайн, особенно Фостер и Мосс. Универсальные пластиковые стулья. Джо Коломбо сегодня в любом супермаркете. Или мебель Беллини - просто, ничего лишнего. Стадо стульев, вставленных друг в друга - это Старк. Советским мастерам интерьера по душе Беллини. Его софа под названием «Сав» в многочисленных интерпретациях заполонила все присутственные места России: от поликлиник до сберегательных касс. Ругали власть за то, что мало уделяли внимания товарам народного потребления. Ничуть не мало. Проектные бюро трудились в немалом количестве. Но, ни в одежде, ни в интерьерах (а это «костюм» для квартиры) особых успехов не наблюдалось. При этом трудовой народ хватал все, что появлялось на прилавках. Ругаешь родительскую «стенку», «диван», «кресло», а ведь это - шик-модерн конца семидесятых, начала восьмидесятых.
Единый советский народ, по сути, являлся прототипом «среднего класса», то есть весьма умеренного мещанства. Рабочие утрачивали чутье, незаметно отдавали власть проходимцам. Сами же, имея для этого средства, ломились за мебелью, светильниками, легковушками, дачками. Работяг подсидела мелкая буржуазия - сельский труженик. Классовый союзник превратился в недруга, хотя и не явного. Превратить всех в «средний класс» духовных сил, даже у СССР, не хватило. Могущество страны держалось на моральных устоях. А основы «среднего класса» сугубо экономические. Смех вызывают сейчас «шестидесятники» - поэты, танцоры - манера жизни из малюсеньких западноевропейских стран, а в кармане - дырка. Бесились, конечно. Люто ненавидели все окружающее. Пора выбираться из дерьма, да опереться не на кого и не на что.
С.: «Моляков, не гунди. Все у тебя имена. Форстер, видите ли. Известно: в Англии средний класс оттого, что Индию веками грабили. А Франция - юго-восточную Азию. Вот сейчас буду читать стихи». У С. много стихотворений. Они длинны, и трудно понять, о чем они. В. не выдерживает, уходит спать. По доброте душевной стараюсь внимательно слушать и вникать. Клонит в сон. С. обижается, включает телевизор. На пол кидает пятнистый плед с кресла-качалки, валик с дивана - под голову. Сам - в кресле. Смотрим «Аватар». Довольно скоро хвостатые бледно-синие уродцы надоедают. Переключаем, наталкиваемся на Бельмондо. Лицо его, с молодости, помятое, с приплющенным носом, но симпатичное. Ржем над уловками отважного проходимца. С. засыпает, похрапывая. В два ночи, досмотрев фильм, пихаю в бок С.. Он идет в зал, на диван. Я - в спальню, к В.. Заснул моментально.
Во сне явилась М., а с ней множество приключений. Ночью, будто бы, кто-то постучался. Открываю - там М.: «Идем, - говорит, - ты мне нужен. Но не затем, а потому что пропал мой кот». Вижу ее и - чувство глубокого удовлетворения. Кот, так кот, хотя у подруги никогда не было кота. Полутемный коридор. Выдвигаем длинные ящики, а там - полуфабрикаты: «Знаю, - говорит М., - давно хотел видеть меня. Здесь меня много. Нужен ключ для оживления. А он на ошейнике у пропавшего кота. Поймаем - вот тебе я, каждый день. Потеряем - твои проблемы. Больше никогда меня не увидишь».

Tags:

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner