i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Декабрь-январь 2015-2016 год. 73

С. и В. выпили по рюмочке. Жаль, не пью 10 лет. Но в данном вопросе принцип важнее жалости по поводу не полученного удовольствия. Жизнь дороже. С. и В. довольны. Им хорошо (это, когда еще по рюмахе). В холодце мяса много. Чесночок. Пью «Боржоми» фужерами. В. с Тарасовыми с утра ездили на оптовый рынок. Зимние кроссовки, джинсы, куртка с меховым комбинезоном куплены там. Разгорячившись, В. показывает, одев, купленное, новое. Уверяет в выдающихся, непромокаемых, свойствах куртки. С., с видом знатока розничной торговли, оценивает приобретения. Одобряет, чем очень радует В.. Решаем, после индейки, отправиться в лес, дойти до реки.
Сижу в кальсонах, надел длинноволосый парик. С. говорит, что в таком виде похож на побитого жизнью Оззи Осборна. Начинаю бить в бонги. В. торжественно мычит (сообщил, что мычание - горловое пение). Хватает бубен. Звенит металлическими бляшками. С. устанавливает на стол раздутую жаром, с золотистой корочкой, индейку. Поставив, подхватывает японскую флейту. Играет, как может. Во всяком случае, В. игра нравится. Вскрикивает: «Давай, еще!» - и наяривает в бубен. Откладываю бонги, помещаю их на подоконник, в самый центр рассевшихся слоников без хоботов, лисят без хвостов и медвежат голубого цвета. Ножом разделяю жареную дичь надвое. Внутри - яблоки, картофель. В. прекращает трясти бубном, говорит: «Мы играем, а папа съест всю индейку». С. не слушает, вошел в раж, выдувает простецкие мелодии с азартом. Аж лысина раскраснелась.
Кладу печеное яблоко в рот, замираю от боли. Плод раскален, жжет язык, небо. Пережидаю. Кисло-сладкое, с пахучим жиром, яблоко, как пушечное ядро, попавшее в пуховую перину и не разорвавшееся. «Ага! - кричит С. - Обжегся! Не обижай музыкантов. Сначала дай им мяска, картошечки. За здоровье жадного дяди Игоря!» - и по третьей рюмке исчезает в глотках могущих пить. Рот полон слюны, но жар спал, могу мычать. Усиленно киваю в знак согласия и два огромных куска птицы кладу на тарелки самодеятельных артистов. Замираю, готовлюсь сглотнуть ядрышко яблока. Покатилось по пищеводу, теряя остатки раскаленного жира. Будто вдоль груди хлестнули плеткой. Обжегся. По-детски, ладонью, начинаю колошматить там, где сходятся ключицы. С. и В. наперегонки суют стаканы - с газировкой, с «Кока-колой».
Телик на кухне привинчен над холодильником. Кривляется Галкин. Раньше - талантливый пародист (стал мужиком, голос из писклявого превратился в нормальный). В каком качестве торчит в ящике, понять трудно.
Переключаю: Гурченко, «Карнавальная ночь». Режиссер, начавший со стилизованных под Голливуд мюзиклов, оказался либералом и антисоветчиком. Не удивительно: кто делает добро, того и лупят. Чаще шикуют те, кто не делает ничего. До ста лет живут, не переживают, не треплют нервы. Еще канал - снова Эльдар: «Зигзаг удачи».
С. решительно встает. В рюкзак кладет бутылку самогона, настоянного на кедровых орешках, банку маринованных огурчиков, полпалки сервелата, хлеб: «Айда к реке, испытаем твою куртку», - обращается к В. - «Здорово! Идем!» - поддерживает начинание В.. Первый час ночи. Но на поляне перед лесом группы людей с детьми. «Лупят» фейерверками. Эхом разносятся возбужденные голоса. Повизгивают женщины. Углубляемся в лес.
Tags: Питер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments