?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Кафе «Сундук музыканта». Заведение размещено в подвале. Поудобнее расставил ноги, поддался главному недостатку - зевачеству. Пялюсь в желто-коричневый свет, льющийся из полупустого заведения. Коричневым свет становится от обивки стен. То ли дерево, то ли пластик. Столики из досок, а на стенах - фотки знаменитостей, игравших в заведении. Круглые лампы на длинных шнурах над столиками. Пьют пиво кружками, кофе (маленькими чашками). Небольшая эстрада с трудом держит трех старых музыкантов: двое толстых, один мосластый, с тяжелыми челюстями и узким лбом. Узколобый торчит за бас гитарой. А расплывшийся лепешкой, в толстом свитере и конским хвостом волос, перехваченных сзади резинкой, дует в саксофон. Ударник - квадрат мяса, в зеленом пиджаке с надписью на нагрудном кармане - «Coatch». Играют медленное, протяжное. Слышно плохо из-за двойных рам. Неожиданно несколько человек, засевших за пивом, хлопают, коротко и одобрительно вскрикивают.
Ноги наливаются свинцовой усталостью, ноют подошвы и пятки. Сваливаюсь в заведение, чуть не падая. Мелодично звякнул колокольчик. Троица исполняет блюз. У входа несколько рогулек, на которые скидываю куртку, кепку. Вдоль стойки бара пробираюсь в дальний темный угол. Осматриваюсь. Обстановка - смесь бодрости, артистической выдумки, вольного изящества. И – легкая грязноватость. Все пропахло пивом и табаком. Внимания на меня никто не обратил. Лениво подошел халдей. Попросил его принести стакан чая с сахаром и лимоном. По ногам пошла истома. Ползет, как исполняемая джазменами мелодия.
Рассматриваю журнал, прихваченный из мешка у Смольного. Воспоминания об оружии не заканчиваются ста тридцати двухмиллиметровой гаубицей (из которой и сейчас могу стрелять с закрытыми глазами - так надрессировали). Из глубин памяти всплывает подводная лодка русского инженера Джевецкого. Экипаж - два человека. Сделано в девятнадцатом веке, но, если убрать с глаз резкость, то серая посудинка превращается в страшное, тихое существо. Впервые увидел чудесное изделие в 68-ом, когда с отцом (всего на час) заскочили в Военно-морской музей, располагавшийся тогда в здании Биржи. Увидев черно-белую фотографию «Акулы», русского подводного корабля времен Первой мировой войны, углубился в чтение. Если с производством истребителей в России было не очень, то с субмаринами все было в норме. Прекрасные смертоносные суда «Дельфин», «Макрель», «Окунь» класса «Акула» - грозные, изящные орудия смерти. Тягучая мелодия блюза осторожно обтекала четкие, как лезвия ножей, очертания русских субмарин. Какое наслаждение испытываешь от подобных совпадений! Вот изделие под названием «Барс». Впечатляет, как осенний ветер, шелестящий среди желтых листьев. Речь не просто об оружии - о мастерах рабочей аристократии. Все военные исторические издания продажны. От них веет гнилью. Царь, монархия, рабочая аристократия, бандиты-большевики, проклятая революция, масоны, немецкий шпион Ленин.
Некто Козырь рассказывает о мастере по фамилии Стецюра, строившем подлодки. Зарплата - высоченная. Квартира у Стецюры - в центре Петербурга - отличная. Страховка. Жирный харч. Николай II вручил серебряную медаль мастеру. А вот государь-император, со свитой, на Балтийском заводе. Вот сам Стецюра, уроженец Полтавской губернии. Мужчина плотный, взгляд недоверчивый, мрачный. Бородка клинышком и обвислые усы. Имел собственное мнение: академика Крылова не уважал, считая легковесным специалистом, но Бубнова, создателя отечественного подводного флота, ценил. Ему - что царь, что большевики. Всем нужно оружие. Бубнов знал, как его делать. Стецюра знал. Бухарин - не знал. Мастер никуда не эмигрировал - вся жизнь на одном заводе. Переживал только о гениальном инженере Иване Григорьевиче Бубнове. Тот умер в 1919. Стецюра хотел, вместо креста, установить на могиле производственника рубку одной из первых субмарин, которую списали «по возрасту». Не дали. Суть пропаганды: большевики - злыдни.
Могилы и Бубнова и Стецюры затерялись, а потом и кладбище снесли, поставили на нем промышленное предприятие. Мой дед Миша - рабочий Путиловского завода, литейщик YI-го разряда, лил корпуса торпед и торпедных аппаратов для флота. В 23-ем году спускали на воду красавицу - подводную лодку Д-2 («Народоволец»). Стецюра принимал участие в строительстве. Стояли на ленинградских субмаринах торпеды моего деда. Мне ли не быть после этого бойцом!
Когда дочитывал о Рязанове и первой русской кругосветке, принесли раскаленный чай. Только начал знакомиться с повествованием о строительстве легендарного брига «Меркурий», затихла музыка. Музыканты сели за соседний столик, а из динамиков тихо загундосил Боб Дилан («Forever Yong»). Захлопываю журнал и нацеливаю в сторону джазистов уши. Я «зевака» не только по части «поглазеть», но и «услышать».

Tags:

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner