i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Декабрь-январь 2015-2016 года. 54

Гиппиус: «Кем не владеет Бог, тем владеет Рок». Категоричность Зинаиды (вредная баба): одну половину души тянет к идеальному, и тут же, как любительница мужиков-подкаблучников, на главное место ставит «владеет». Что до Рока (беспомощности и бесславия человека) - то человека-то и вовсе нет. Это ее, Зинаидин, плоскогрудый комплекс антиженственности: «…это он не дал мне - быть…». Сама - ничто, но энергично прихватывает с собой остальных. В этом «утягивании» страшно энергична. Понимает, чем заниматься: «Господи! Я сумасшедшая». Набралась мужества, провозгласила вопросом: «Но если я ненавижу государство российское!» Горький бывал (а где он только ни бывал!) у Мережковских (декаденты). Про него: по слухам, строит «радикально-демократическую партию». А сам, по сути, ницшеанец. Блок: «ведь война - это, прежде всего, весело». А на войну не пошел.
Мной не владеет бог, а о роке не думаю. Вышло - живу во времена развала и свинства. Так бывает. Обыватель с отравленным умом. Все в себе, про себя. Прикольно же киснуть в собственном соку. Сок жизни (и кровь) иных в меня проникает слабо. У меня нет «домашних»: ни жены нормальной, ни сыновей. Тип не слишком удачливый (таких миллионы). Впадающий в мещанство. Оправдываюсь тем, что «потребитель» не «внешнего» (эти быстро тип ломают), читайте Веллера («Бомж»). Внутренняя жадность гложет меня. Лампа, книги, музыка - на первом плане. Мозг набит дрянью, но снова втискиваю в него мысли, суждения, чьи-то биографии. Все пригодится. Для себя. Жить-то осталось недолго.
Тогда, после 1907-го - Арцыбашев. Бешеная популярность «Санина» («массово» об интимном). Дамы «приятные во всех отношениях». Суть та же, но нынче покой, потрясающий размах мерзости, обывательщины, трусости. Тогда еще Толстой орал: «Чем занимаются!.. Чем занимаются!.. Это литература?! Вокруг - висельницы, полчища безработных, убийства, невероятное пьянство, а у них - «упругость пробки!..». Нынче ни упругости настоящей (грязный «кисель»), а пробки пластмассовые. Но тогда, во времена «башни» Вяч. Иванова, появились киноаппараты (игривые картинки), автомобили, дамы (ни то, ни сё - Гиппиус), саксофон, барабан и джаз.
Горький, ближе к 1911-му, требовал от западных правительств - никаких займов царю Николаю и его своре (займы, то есть инвестиции). Сегодня Улюкаев, Кудрин и Медведев вымаливают, нехорошие, зеленоватые бумажки. Если бы Горький сегодня кричал Обаме - денег не давать, жестко держать санкции, что бы с ним стало! А Ильич? Он же желал поражения царского государства в войне. Говорил - и свершилось, как сказано. Николашку его же родня испинала (Юровский - следствие). Чехов ничего не требовал, но был смертельно опасен своей грустью. Тогда что уж говорить о Блоке: «По вечерам над ресторанами/ Горячий воздух дик и глух/, И правит окриками пьяными/ Весенний и тлетворный дух…/. И медленно пройдя меж пьяными,/ Всегда без спутников, одна,/ Дыша духами и туманами,/ Она садится у окна…». А Бальмонт? «Бронебойный» дядя: «Самоцветные камни. Песок. Молчаливые призраки рыб. Мир страстей и страданий далек. Хорошо, что я в море погиб». Вячеслав Иванов, заражающий: «Гонюсь за призраком - и близким и далеким, -/ Дано нам быть в любви и в смерти одиноким». Ф.К. Сологуб: «Вместе умрем на пути, вместе умрем».
Очевидно: война и смута. А вот выберемся ли еще раз? Этот вопрос - единственный, что бередит мысль. Я ходил (из-за смутного томления) вокруг купола Смольного по белым скрипучим мосткам. Рассчитывал: там тоже окошко в ткани, можно глянуть на льдистую, разбитую в середине ледоколом Неву. Никогда не видел Охту с такой высоты. Окошек больше не было. Холодно. А спустившись вниз, долго отряхивался, хлопал по брусчатке ботинками, тер подошвами о мелкий снег. Помню, что недалеко круглосуточный магазин. Бутерброды, что положила мать, съедены. Вновь хочется и пить, и есть. Взял сухой коржик, бутылку лимонада.
Санкт-Петербургская старообрядческая церковь. Вошел в ограду. Здание велико, но, из-за толстых, низких колонн, круглых, жирных сводов, напоминает тающего белого снеговика. В квадратных впадинках намеренно суровые лики, а над новенькими дверями - красная лампадка. Темнеющий воздух, сахарная белизна, колеблющийся огонек. Кто-то давно, очень удачно, выбрал для церквей такой оттенок стаканчиков для свечек. Блики от лампадок мне по сердцу.
Улица разрыта. Сняты трамвайные пути, и вывороченная глина, вперемешку с кусками асфальта, как не зашитая ножевая рана. Жую коржик и, не доев, оказываюсь на Таврической, 38.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments