?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Таврический дворец вызывает трепет. Великолепна архитектура - неоклассицизм. Строгость. Под большим куполом - Зал заседаний. Раньше в пустом пространстве бального зала располагались римские копии с греческих статуй и великолепные скульптуры итальянских мастеров XYIII века. Тут же начинался Зимний сад. В торжественном доме, вслед за основной постройкой, он и располагался. Территорию занимал в пять раз больше, чем в Зимнем дворце. Под небольшим уклоном постелен был специально выращенный дерн (уже тогда зеленый покров могли сворачивать-разворачивать). Обилие экзотических цветов и деревьев, для восемнадцатого века, поразительно. Между ветвями летали певчие птицы.
За Зимним садом раскинулся обширный Таврический парк, украшенный каналами, искусственными островами, взгорками, мостиками, озерами. Я и сейчас люблю подолгу гулять в этом удивительном месте. Одно смущает - ни к селу, ни к городу выставлен белокаменный памятник Сереже Есенину. В Смольном институте, в семнадцатом году, заседал Петросовет и его Исполнительный комитет. Царство Троцкого. Штаб революции. Идеология, решительность, солдатские отряды с винтовками (которые рождают власть), матросы с гранатами, рабочая гвардия с пулеметами.
В Таврическом дворце выступал в конце восьмидесятых, на Внеочередном съезде общества «Знание». В круглом зале акустика изумительная, микрофон не требовался. На том съезде «клубилась» либеральная интеллигенция. В семнадцатом году все было сложнее - готовилась Учредилка. В ноябре 1917 года состоялись Всероссийские выборы: эсеры - 40%, кадеты - за эсерами, ну а у большевиков - 23%. Месиво: крестьяне, буржуи, студенты, профессора, часть рабочих. У Учредилки ни винтовок, ни гранат, ни пулеметов. Имеется не оформленное в коалицию большинство. Депутаты благоразумно ожидают начала первого заседания. Хотели заседать 28 ноября, ходили на полукруглую площадь за невысокой чугунной оградой. В буфете пили чай и ели пирожки.
Дворец - фундаментален. В очертаниях все верно (архитектор Старов не ударил «в грязь лицом», выполнил приказание Екатерины II). Шлейф невеселых событий тяготит это светло-желтое великолепие с кипельно-белыми колоннами. Погода, что разворачивает свое морозное дыхание за окнами троллейбуса, очень подходит к истории этого дома. Сначала на месте дворца стоял небольшой дом князя Потемкина, да он сгорел. Отстроили дворец, и императрица подарила это чудо своему многолетнему (верному!) другу, фавориту, полководцу, князю Григорию. Первый звоночек прозвенел, когда императрица (ничего не объяснив фавориту) выкупила строение с садом и парком почти за пятьсот тысяч рублей. Потемкин мужик был тертый, умный. Единственное, что могло спасти положение в ситуации охлаждения всемогущей тетки - новые победы. Февраль 1791 года - блистательная победа под Яссами. Ну, в апреле 1791 года - турки получили «по зубам» в Измаиле. Крепость пала. Что делать Екатерине? Это тебе не по спальням да кабинетам шептаться. Непреложный факт. И царица во второй раз дарит Потемкину его же дворец. Тут, конечно, был некий намек, издевка. Но бывалый вояка, назвав дворец «конногвардейским» пустился во все тяжкие. Праздновать «викторию» решено было в самом здании, на Воскресенском проспекте, что сейчас проплывает перед моими глазами. Тексты гимнов пригласили писать Державина (он всегда представляется мне стариком). «Старик», однако, тоже не дурак был. Предчувствовал и обреченный роман князя и императрицы. Пронюхал и больше - не празднование это, а натужная попытка старого вояки вернуть расположение гордой немки. Когда Потемкин глянул на написанное, то пришел в неудовольствие: там все про Орлова да Румянцева. Про виновника торжества куце, убого. К хитрому старикану не вышел, уехал, а передать, что думает о писанине, поручил своему секретарю Попову. История эта наводит на мысль: как хорошо, что Суворов не угодил в спальню к Екатерине. А Кутузов и вовсе «не летал» высоко. Ему и «дружбы» с дворовыми девушками хватало.
Процесс подготовки к грандиозному торжеству набрал ход - остановить нельзя. Скупили свечей на семьдесят тысяч рублей. В столице свечного воска не осталось, срочно помчались в Москву. И там все скупили. Дело приняло чудовищный размах. Князь Таврический повелел одеть-обуть, накормить всю городскую бедноту. Распоряжение раздавать подарки должно было поступить с прибытием императрицы во дворец. Получилась накладка - карету Потемкина приняли за императорскую, толпа бросилась за тканями, сапогами, халявной водкой. Екатерине пришлось сорок минут торчать в переулке, пока шелудивый народишко не отоварится. И приехала она, для намека, с будущим императором Павлом I, его семейством (мол, добродетельная мать). Мужественный воин принял и это. Екатерина II была потрясена масштабами устроенного торжества. В два часа ночи собралась домой, засобирались и три тысячи вельмож с семействами. Когда Григорий и Катя прощались, он упал на колени, целовал ей руки. И она не сдержалась, зарыдала. Об этом триумфе русского оружия в прессе - ни строчки. Прессой рулил очередной фаворит - Платон Зубов (даже старик Державин не унюхал). Катя и Григорий виделись в последний раз в июне того же года. Потемкин, уже обреченный, уехал в действующую армию. 5 октября 1791 года князя не стало. Он, находясь под Яссами, просил вынести его в поле, на воздух. Под небом он и скончался. Екатерина II, узнав о смерти друга, сильно плакала, а в память о нем пожертвовала несколько сосудов с рубинами и алмазами Александро-Невской лавре.

Tags:

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner