?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Засыпая, лицезрел: в телике молодая женщина целый день ест дрянь (а у нас вся страна ест отбросы). Вечером - милая семья ужинает (дедушка – седоусый пролетарий, бабушка - сладкая, словно рафинад, остальные – хорошенькие и та же молодая тетка). Жрут истекающую жиром индейку. Семейная красотка тревожно трет плоский живот. И вот - спасение: эспумизан! Отключил аппарат с развратными обжорами, эспумизано зависимыми.
Не снится ничего. Через час сна выплывают некие образы. То, что перед сном произвело сильное впечатление, никак не влияет на содержание ночных грез. Может, важны не впечатления, а принцип мозговой деятельности? Обманчивое самолюбие. Эмоции человек забивает вывертами мысли. Обидно - всего не постигнешь. Невыносимо. Формируется правило - понимание не совпадает со знанием. Понимание узко, конкретно. Кайф - уразумел, допер до чего-нибудь и - расслабился. Знание открыто, распахивает пространство. Оно не будет познано никогда. Удовольствие от постигнутого заменяется в знании теоретическими построениями (как при манипуляции с кубиком Рубика).
Роскошь догадок и предсказаний. В Ленинграде, при просматривании снов, на происхождение образов накладывает след атмосфера строгости. Нет мельтешения мелочей. В сновидениях стирается грань между пониманием и знанием. Никакого удовольствия от постигнутого (то, что происходит, так и должно быть). Никаких теорий и предположений. Картина сна - воплощающиеся предположения. Эмоция - то, что вершится с тобой еще до того, как ты успел о чем-то подумать. А если «дело сна» в мозгу отсутствует. Это тоже «знание». А зачем оно мне, если и так все должное для познания произошло?
Серый коридор. Большие окна. Точно не лето. Но не холодно. Пусто. Издалека раздается звук стучащих по паркету каблуков. Лица не видно. Не толстушка. Женщина. Ощутил - она. Но кто? Не смеется, не сердится. Но и не мертвячка: живая, только безразличное лицо. Говорю, еще издалека: «Ведь живая, а так безразлична. Ведь это же я. Пусть скоро двадцать лет, как не виделись, но отчего такое безразличие?» Она подходит. Теплое чувство любви разливается по тому, что во снах называется телом. Упирается в грудь. Охватывает страх - вдруг, словно привидение, пройдет сквозь меня. Но, нет. Грустно усмехается, говорит (как мне знаком этот голос!): «Боишься, что призрак? Нет, жива. Знаешь, что со мной ничего не случилось (при этих словах картинка в башке становится выпуклой, «вдавливается» в коридор, как в волшебном шаре, закругляясь в искажениях, торчит посреди помещения.
Стрела Петропавловского собора, гранитные шары на площади Пушкина, серые, как и (свинцовые воды Невы). Говорит: «Вечерами смотрю на твои окна (там, где кухня)». Она не догадывается: выключив свет, через щелку в шторах наблюдаю за ней долгие годы. Озадачиваю вопросом: «Зачем же не позовешь?» Она обходит меня и, стуча каблучками, идет дальше. Оборачивается: «В последнем письме все тебе сказала - почему, зачем. Сейчас раскаиваюсь в том, что написано. Вот, хожу по музею одна. А помнишь – были вместе? А ты и обрадовался. Прочел. Забыл. Столько времен прошло. Отойди». И - дальше.
Хотел пойти следом. А зачем? Все ушло. Время - вот материализация смерти, как растянутой нитки. Иду по коридору в противоположную сторону. Шаги наши смолкают одновременно. Невский пейзаж, вспучившийся в окнах, втягивается обратно в мозг. Все встало на место. Голос мамы: «Игорь! Первый час. Вставать будешь?»

Tags:

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner