i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Питер. Декабрь-январь 2015-2016 года. 21

Стучат голуби коготками по карнизу. Просыпаюсь. Хорошо, два стеганых одеяла. Одно старое, крепкое. Ему лет пятьдесят, а его зелень и серебряные узоры не выцвели. Бабулин подарок. В Новочебоксарске взяли из садика пораньше (мне шестой год), сказали: «Бабуля и дедуля приехали. Много подарков». От детского сада до нашей «хрущевки» (роскошь шестидесятых) сто метров. Спешу домой. Приятность по всему телу, особенно в паху. Бабуля схватила меня, прижала крепко-крепко и плакала от радости, приговаривая: «Рыбонька моя, цветочек мой серебряный».
Женщины. Знавал. Но даже жена не называла меня так нежно и не плакала, обнимая. От бабули досталось также ружье с пистонами и вот это большое, теплое одеяло из дружественной Поднебесной. С тех пор спал под ним. Многие хорошие и нехорошие дела укрывало оно. Сколько книг прочитал ночами, при свечке, укрывшись с головой. Жарко. Пот. Интерес жуткий. Несмотря ни на что - читаю. До сих пор греет мое ветшающее тело. Скребутся, воркуют голуби на карнизе. На небе ни облачка, и неяркое солнце бьет в окно изо всех сил.
Мама незаметно убрала огрызки яблок, мандариновые шкурки, вновь наполнила вазу. Вчера, прилично выпив, М. восторгался выставкой любимого Павла Федотова, что открылась в Русском музее: «Представляешь, - горячо разглагольствовал он, - никогда еще не собирали столько Федотова. Полотна, более ста листов великолепной графики. Офицеру Федотову, поэту русской тоски и армейской рутины, и глупости, и мещанства, 200 лет. Драма. А какие портреты! И ведь самоучка. Это не какой-нибудь самоучка Руссо-таможенник. Здесь русский офицер. Как Лермонтов. Взялся за гуж и - вытянул!»
Приятно засвербело в груди: несомненно, 30 декабря - Федотов. Выскочил из теплого гнездышка. Нырнул в тельняшку и шерстяные шаровары. Зашевелился и В.. Мама жарит котлеты: «Умывайтесь. Все готово. М. уже на работе. Зачеты у китайцев. Сказал, что отправитесь в Русский. Приготовила вам билеты в Мариинку-2. Один сможет пройти бесплатно. Я - блокадный ребенок. Нам раз в месяц положено. В. пусть идет. Он нового здания не видел».
Наелись. Пили чай со сливками. Доедали «Киевский». На улице (а уже первый час дня) все без изменений: солнце, мороз. Загрузившись в 22-ой автобус, медленно выезжаем на Садовую улицу. Предпраздничная суета. Стада автомобилей дышат белым перегаром. Мороз превращает выхлопные газы в сложно сконструированные сооружения. Завитушки, изгибы, выпуклости, впадинки, наползая медленно друг на друга, сияют в солнечных лучах. Сенная, легендарная (с рынком) площадь, рядом. Оттого, что неимоверна плотность толпы, бредущей медленно, как дым из выхлопных труб, почти не двигаемся. Наша колымага сердито урчит, а на тротуарах торгуют с лотков. В этом году живых елок немного. Загородки с деревцами почти никто не посещает. А ведь до Нового года чуть меньше двух суток.
Звонит сотовый. Брат. Голос трезвый, строгий: «Жду. Входные билеты на руках. Засуну вас в Михайловский, а сам дальше, на работу». Отвечаю: «Пробки. Еще минут сорок». В. с интересом уставился на молоденьких торговок шерстяными носками. Сообщает: «Какие хорошие, плотные носочки». Есть и трикотаж, елочных игрушек - море. Тут же селедка в бочках и ослепительно белое сало, усыпанное молотым перцем. Мягкие пряники. Расшитые узорами валенки, вязаные шапочки. Блинные. Кофейни. На одной написано: «Если выпьете шесть чашек кофе, то шестая - бесплатно, в подарок». Публика одета просто: на мужиках шапки, - нечто потрепанное, кроличье. Куртки-дутыши из Китая и совсем уж древние советские пальто из коричневой, якобы непромокаемой ткани, на вытертом синтетическом меху. К ним приделаны капюшоны с черными шнурками, которые продевали в металлические ушки. Радостных лиц нет.
Вываливаются из рюмочной мужики. Выражения лиц отчаянные, устремленные к следующей разливайке. Дыхание горячее, прерывистое (сужу по тому, как клубится пар). Хинкальные, шашлычные. Запах шаурмы доносится сквозь плотно закрытые двери автобуса. Гортанно кричат азиаты, подбрасывают высоко маленьких фей с пропеллерами (у них это юбочки). Феи взмывают с легким стрекотом над клубящейся толпой и аккуратно совершают посадку в темные азиатские руки. Появляется циклопических размеров торговый центр, за которым прячется Сенной рынок.
В. грустно смотрит на современное торжище. Спрашиваю: «Грустно?» - «Грустно, - отвечает В.- Полтора года здесь угробил, торговал в лавке папиросами, сигарами, сигаретами без фильтра».
Аккуратный туалет. Артист Грегор Брегович. Каким-то чудом выжившие «Смоки», правда, без Криса Нормана.
Tags: Питер
Subscribe

  • Между прочим

    В деловом ключе обсудили проблемы Ибресинского района с его руководством. Больная тема: отремонтировали районную поликлинику. Глава республики…

  • Между прочим

    Праздник праздником, но и у урмарских спортсменов есть проблемы и просьбы. Попытаюсь помочь их решить.

  • Между прочим

    Встреча с руководством Урмарского района.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments