i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 279)

Ленина нужно изображать ограниченно. Вообще, достаточно одного мавзолея. И все сказано. Сердце страны.
Мазилки пьяные, за деньги, стали бесчисленно ваять и рисовать. Ни один враг не сделал столько разрушений, как эти советские богомазы своим продажным «творчеством».
За редчайшими исключениями (Филонов, Рублев), все богомазы – и светские, и церковные – продажны. Конец близок. И все элементы тщеславия – вон из моих занятий спортом.
Поставили меня на ворота. Команда наша лагерная играла много. С сельскими ребятами из Поваровки, с соседними лагерями. Не могу сказать, хорошо ли я стоял, но прыгал много и азартно. Только вот коленка, по которой меня пинули на ВДНХ, после каждой игры ныла и наполнялась какой-то странной пустотой. Я командовал – а она не сгибалась. Мешала эта самая пустота. Сейчас, уже почти в пятьдесят, эта пустота в колене осталась, только стала более обширной, что ли.
Пришлось делать операцию и на покореженном носе. Мне его выпрямлял в Новочебоксарске доктор Ильин. Он долбил нос и весело рассказывал сестре-ассистентке, как разносил свежий навоз на огороде. Было это после первого курса университета. Родился свежий оттенок ужаса – тебе больно и страшно, но для кого-то твоя боль обычное дело. О чем тебе тут же и сообщают. Мол, со своим страхом ты тут на хрен никому не нужен.
Так же было и в 89-м, когда мне вырезали геморрой в больнице тракторостроителей. Доктор Кудянов резал кровавые шишки из задницы и азартно рассказывал студентам-медикам последовательность всей процедуры.
В отряде были деятели вовсе непонятные. Они не вызывали у меня отторжения, но понять их не мог. Тогда была мода – либо джинсы с джинсовыми же курточками, либо расклешенные темные брюки, державшиеся неизвестно как на самых крайних «отрогах» бедер. На ногах – туфли-лодочки без каблуков, кроссовки или тупоносые, «широкоскулые» ботинки. И цветные рубахи с широкими, распахнутыми воротами.
В отряде были две роскошные девицы, которые ходили все время вместе. Одна, Танюша, с длинными светлыми волосами (вылитая Светлана Светличная из «Бриллиантовой руки»), и Наташа, с такими же длинными, гладкими, но абсолютно черными волосами (индианка Хеш-Ке из «Золота Маккены»). У Танюши голубые глаза, а у Наташи глаза были, как вишни, - большие, темные, зовущие и хищные. Как соблазнительны были у них крепенькие грудки под цветными трикотажными кофточками! А изумительные попки и длинные ножки под идеально выглаженными черными расклешенными брюками!
Танюша любила вплетать в волосы маленькие голубенькие цветочки – под цвет своих, будто бы наивных, распахнутых глаз. Я перешел в 7-й класс, а все ребята из отряда были уже восьмиклассниками, поэтому Таня и Наташа были на год меня старше. Но я был рослый, начитанный – никто и не знал, что я перешел в седьмой класс.
Фантазия работала четко. По меркам Пушкинского музея и Третьяковки, девочки мной мысленно раздевались. Мне думалось – какого цвета у них все то хозяйство, которое увидеть пока невозможно, но представлять которое никто не запретит. Стыда в мыслях не было, и девушки «раздевались» довольно успешно. Мысленные прикидки обнаженных девичьих фигур, по классическим меркам, были очень интересны.
Выходило, что Таня и Наташа меня вполне устраивали. Захотелось чего-то большего. Больше мне все-таки нравилась Танюша (в память о Конкиной, что ли?). Родилось сильное желание – Таня будет моей девушкой. Не в смысле чего-то недозволенного, а в смысле главного для подростка – девочка выберет меня. Много ходило вокруг разных хмырей – искусствоведов, музыковедов, футболистов и сложных раздолбаев. Девочки знали, что хмыри ходят и облизываются. Я тоже облизывался, а девицы знай наглаживали свои клешики, чтобы попки рельефнее смотрелись. Трубный глас плоти дунул во все свои вздыбившиеся хоботы. От этих звуков хорошо стало на сердце и горячо в голове. Нужно было, чтобы та девушка, которая приглянулась, подалась всем сердцем именно ко мне одному. Нукротимая энергия похоти бездарно уходила в космос. Мне это не нравилось.
Зачем впустую? Есть же я, живой и шикарный. Как сделать так, чтобы океан юной, плотской любви, даже не любви, а зверской тяги, омывал мои ноги? В частностях слабо представлял, что это значит, когда девушка – твоя. Но в целом, что это такое – «она твоя» - довелось почувствовать в легком подмосковном лесу. В этом солнечном лесу были несколько наших встреч. Танюша, а не я, прибегала ко мне (где-то она забывала по дороге Наташу), и мы бродили по берегу озера.
Потом, после Тани, так у меня дело и пошло – все по лесам, да по лесам – и с Ириной (женой), и с К. (тоже, безусловно, моей женщиной).
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Деловая переписка

  • Деловая переписка

    ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Молякову И.Ю. Уважаемый Игорь Юрьевич!…

  • Деловая переписка

    ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Молякову И.Ю. Уважаемый Игорь Юрьевич!…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments