?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ленина нужно изображать ограниченно. Вообще, достаточно одного мавзолея. И все сказано. Сердце страны.
Мазилки пьяные, за деньги, стали бесчисленно ваять и рисовать. Ни один враг не сделал столько разрушений, как эти советские богомазы своим продажным «творчеством».
За редчайшими исключениями (Филонов, Рублев), все богомазы – и светские, и церковные – продажны. Конец близок. И все элементы тщеславия – вон из моих занятий спортом.
Поставили меня на ворота. Команда наша лагерная играла много. С сельскими ребятами из Поваровки, с соседними лагерями. Не могу сказать, хорошо ли я стоял, но прыгал много и азартно. Только вот коленка, по которой меня пинули на ВДНХ, после каждой игры ныла и наполнялась какой-то странной пустотой. Я командовал – а она не сгибалась. Мешала эта самая пустота. Сейчас, уже почти в пятьдесят, эта пустота в колене осталась, только стала более обширной, что ли.
Пришлось делать операцию и на покореженном носе. Мне его выпрямлял в Новочебоксарске доктор Ильин. Он долбил нос и весело рассказывал сестре-ассистентке, как разносил свежий навоз на огороде. Было это после первого курса университета. Родился свежий оттенок ужаса – тебе больно и страшно, но для кого-то твоя боль обычное дело. О чем тебе тут же и сообщают. Мол, со своим страхом ты тут на хрен никому не нужен.
Так же было и в 89-м, когда мне вырезали геморрой в больнице тракторостроителей. Доктор Кудянов резал кровавые шишки из задницы и азартно рассказывал студентам-медикам последовательность всей процедуры.
В отряде были деятели вовсе непонятные. Они не вызывали у меня отторжения, но понять их не мог. Тогда была мода – либо джинсы с джинсовыми же курточками, либо расклешенные темные брюки, державшиеся неизвестно как на самых крайних «отрогах» бедер. На ногах – туфли-лодочки без каблуков, кроссовки или тупоносые, «широкоскулые» ботинки. И цветные рубахи с широкими, распахнутыми воротами.
В отряде были две роскошные девицы, которые ходили все время вместе. Одна, Танюша, с длинными светлыми волосами (вылитая Светлана Светличная из «Бриллиантовой руки»), и Наташа, с такими же длинными, гладкими, но абсолютно черными волосами (индианка Хеш-Ке из «Золота Маккены»). У Танюши голубые глаза, а у Наташи глаза были, как вишни, - большие, темные, зовущие и хищные. Как соблазнительны были у них крепенькие грудки под цветными трикотажными кофточками! А изумительные попки и длинные ножки под идеально выглаженными черными расклешенными брюками!
Танюша любила вплетать в волосы маленькие голубенькие цветочки – под цвет своих, будто бы наивных, распахнутых глаз. Я перешел в 7-й класс, а все ребята из отряда были уже восьмиклассниками, поэтому Таня и Наташа были на год меня старше. Но я был рослый, начитанный – никто и не знал, что я перешел в седьмой класс.
Фантазия работала четко. По меркам Пушкинского музея и Третьяковки, девочки мной мысленно раздевались. Мне думалось – какого цвета у них все то хозяйство, которое увидеть пока невозможно, но представлять которое никто не запретит. Стыда в мыслях не было, и девушки «раздевались» довольно успешно. Мысленные прикидки обнаженных девичьих фигур, по классическим меркам, были очень интересны.
Выходило, что Таня и Наташа меня вполне устраивали. Захотелось чего-то большего. Больше мне все-таки нравилась Танюша (в память о Конкиной, что ли?). Родилось сильное желание – Таня будет моей девушкой. Не в смысле чего-то недозволенного, а в смысле главного для подростка – девочка выберет меня. Много ходило вокруг разных хмырей – искусствоведов, музыковедов, футболистов и сложных раздолбаев. Девочки знали, что хмыри ходят и облизываются. Я тоже облизывался, а девицы знай наглаживали свои клешики, чтобы попки рельефнее смотрелись. Трубный глас плоти дунул во все свои вздыбившиеся хоботы. От этих звуков хорошо стало на сердце и горячо в голове. Нужно было, чтобы та девушка, которая приглянулась, подалась всем сердцем именно ко мне одному. Нукротимая энергия похоти бездарно уходила в космос. Мне это не нравилось.
Зачем впустую? Есть же я, живой и шикарный. Как сделать так, чтобы океан юной, плотской любви, даже не любви, а зверской тяги, омывал мои ноги? В частностях слабо представлял, что это значит, когда девушка – твоя. Но в целом, что это такое – «она твоя» - довелось почувствовать в легком подмосковном лесу. В этом солнечном лесу были несколько наших встреч. Танюша, а не я, прибегала ко мне (где-то она забывала по дороге Наташу), и мы бродили по берегу озера.
Потом, после Тани, так у меня дело и пошло – все по лесам, да по лесам – и с Ириной (женой), и с К. (тоже, безусловно, моей женщиной).

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner