?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В плацкарте не душно, а жарко. Куртка зимняя, серо-синяя, кофта на молнии, фланелевая рубашка, майка с длинными рукавами и термо-кальсоны. Ботинки (те, что из Германии, на меху). Все надежно, по-походному. Место нижнее, двадцать пятое. Внизу занято, но гибкий паренек с мелкими глазами и кривым носом, увидав укутанное тело, сказал: «Ваше? Присаживайтесь». Как обезьяна, резво вспрыгнул на верхнюю полку. Сел, как казах, поджав под себя ноги. Сверху внимательно наблюдает, как раздеваюсь. В зимних плацкартах, как в старом шкафу: много хлама. От этого уютно, ведь топят нещадно.
На противоположной полке, в каком-то «гнезде» из тряпья (куртка, дубленка, пуховые платки на крючках, дамские сумки и меховые шапки), - двое: мать (крутобедра, игрива, в полосатом свитере) и дочь (бледнолицая, тонкая, в цветных гамашах с неимоверно длинными ступнями). Мамаша - мне, стягивающему куртку: «Дочь, Настя. Я - Зина», - и рассыпалась мелким смехом. Не намерен разговаривать. Под сиденьями все забито вспухшими целлофановыми мешками. Бурчу в ответ: «Здравствуйте, очень приятно». Мне нисколько не приятно. Зина говорит: «Это не его, - показывает рукой наверх. - Это наше с дочкой. Пусть лежит. Ничего?» - «Ничего», - еле скрывая раздражение, отвечаю я.
Куртку, кофту, шапку скидываю на баулы. Сажусь, забиваюсь в угол как можно глубже. Ботинки ставлю к батарее, на ногах белые тапочки. С удовлетворением отмечаю: бутерброды со мной. Кладу в сетку над полкой очки, ручку, записную книжку, газеты. Выбравшись из угла, кряхтя, поднимаю банки с вареньем на третью полку. Надо следить, чтобы не грохнулись оттуда. Впрочем, целлофановыми мешками, колесными чемоданами и там все забито. Возвращаемся к мешочничеству, как во времена гражданской войны. Кривоносый, с маниакальным упорством, продолжает рассматривать мои манипуляции. Зина активизируется в смехе: «Мы думали, никто не подсядет, - и неожиданно, мстительно, - без вас так хорошо было». Мстит за мой неприветливый вид. Мне - ни холодно, ни жарко. Завтра, сойдя с поезда, никогда не увижу ни Настю, ни Зину. Забуду. Снова забиваюсь в угол, разворачиваю газету со статьей Михаила Задорнова. Хитрый прибалтиец Задорнов в Россию возвращаться не спешит, но усиленно учит местное население уму-разуму. Смешные прибаутки, маленькие хитрости. Глупая мысль: «Если в составе НАТО Латвия нападет на Россию, юморист приедет защищать Родину или останется в Юрмале?»
Гибкий мальчик спустился. Настя и Зина мечут на стол хрустящие целлофановые пакеты с чипсами, банки с «Кока-колой» и пивом «Балтика». Парень заявляет - есть сушеная рыбка к пиву. Хрустят на полвагона. Мелкоглазый вытащил пластмассовый контейнер с пюре и курицей. С нее течет желтый жир в пюре. Ест, причмокивая и хрустя половинкой огурца, что лежит тут же, в посудине. Двумя руками, ладонями, растопырив пальцы, испачканные жиром, подносит банку с пивом ко рту.
Зина спрашивает: «Дочь, может, и нам перекусить? Ну что за еда, чипсы!» Бледнолицая Настя отказывается, но предупреждает, что охотно съела бы мандаринку. Мать сыпет ей мелких цитрусовых. Дочурка чистит, тонкие пахучие струйки падают на стол, разбрызгиваются. «Ну, осторожней же!» - недовольно восклицает мамаша, прервавшись разворачивать лист фольги со здоровой ногой какого-то пернатого. Запах мандаринов, жареного мяса, влажной пивной пены становится одуряющим.
Звонок. Зина, слегка протерев пальцы салфеткой, выхватывает из обильных «недр» белый сотовый: «Да, я. Нет, директором по имиджу. А по базовому - бухгалтер. Ну, думайте. На связи», - торопливо и уже серьезно вещает женщина. Настя: «Мам, кто? Папа?» - «Как же, жди твоего папу! Нет, работодатель. Несерьезный. По интонации ощущаю».
От запахов вылезаю, пробираюсь к туалету. Рассматривать переполненные плацкартные вагоны так же интересно, как камень или дерево, если приблизить к ним глаза. У них совершенно иной цвет, по сравнению с тем, что видится на расстоянии. Ячейки, где угнездились пассажиры, словно кинокадры. Останови течение жизни, все замрет - бери любую мизансцену, делай с одного кадра целый фильм или спектакль. Спят, едят, играют в карты, пьют чай, рассматривают экраны мелких компьютеров. Если знаешь, что завтра отнюдь не симпатичнее, чем вчера, то заманчивее всего остановить беспрерывный бег к тому, что «не лучше». Здесь пока еще можно поискать что-нибудь интересное.

Tags:

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner