?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

У Сергея Соловьева в «Ста днях после детства» точно показано, что творилось и у нас. Видимо, Соловьев сам подрабатывал летом пионервожатым. Хорошее и для него было время. Вот и появился его лучший фильм.
Были среди ребят и девчонок интереснейшие люди. Не только я тихонько разговаривал сам с собой. Были и иные.
В лагере была отличная библиотека. Ребята читали (особенно девочки). Много читали. Читающий человек пользовался уважением. С ним хотели говорить. Мальчик, читающий серьезные книги, – это было супер.
В лето семьдесят четвертого «налетел» на Фейхтвангера. Этот мастер имелся в поваровской библиотеке. И пошло – «Братья Лаутензак», «Успех», «Еврей Зюс». Некоторые странички приходилось перечитывать по нескольку раз, но мне удалось почувствовать, что такое фашизм. И это не совсем то, что нам показывают в советских фильмах.
После Фейхтвангера легко ложились в душу романы Ремарка, сочинения Гесса и Томаса Манна. Я даже умудрился прочесть один роман Генриха Манна. Но Генрих Манн, после «Волшебной горы», «Иосифа и его братьев», «Доктора Фаустуса», все-таки не то. И Кафка легко шел (правда, годы спустя) после Леона Фейхтвангера.
Театрально ходил я с толстенным томом «Успеха» вокруг корпуса, красиво ложился в мягкую траву, картинно устраивался на пустой, днем, танцплощадке, под мягким солнышком и не просто читал, а демонстрировал, что читаю толстую книгу. Вокруг тоже демонстрировали упорное чтение различные субъекты. И так сядут, и эдак. Знают, сволочи, что со всех сторон за ними наблюдают. На этой смешной, еще детской, ярмарке тщеславия, конечно же, нужно было выпендриться.
Пришлось пустить в дело мой сильнейший козырь – устные рассказы. Послушать приходили даже вожатые. Смотрят вечером – ребята кучкуются. Моляков что-то втолковывает. Подходят. Слушают и остаются.
Себялюбец и чемпион по самолюбованию был не только я. Были и иные красавцы. Тоже охочие до грамоты. Эти парни портили мои идиллические повествования среди девиц насмешливыми вопросами. Возникали напряженные моменты (что есть, например, зло?). Я, правда, не жрал меланхолично таблетки кальция, как герой Соловьева «для укрепления костей». Сражался до конца. Но, надо признать, многие споры проигрывал вчистую. Один хмырь здорово разбирался в искусстве. Знал его виды, периоды, мастеров. Я этого не знал. Поэтому шпыняли меня с моей Мухиной, Коненковым и Дейнекой куда подальше.
То же и в музыке. Многие ребята (и не только девочки) серьезно учились, здорово играли на фортепьяно. Одна даже привезла с собой скрипку и по нескольку часов пиликала на ней. Скромная. Чтобы не мешать своим писком, уходила в лес, пряталась среди елочек.
Проигрывал я здорово. Особенно знатоку искусства. Парень был еще тот – черноволосый красавец, крепыш. Почувствовалось – среди тех, кто «шепчется сам с собою», согласия не будет никогда. Будет острая борьба, и этому не нужно удивляться. Лучше, как можно раньше, начать противостоять другим «шептунам», слабости никогда на людях не показывать, но перед собой быть честным, не самоуспокаиваться – слаб, значит, слаб. Исправляйся, учись у тех, кто умнее, и не рыпайся. Со знатоком искусства бился до конца. Но он чувствовал, что я проиграл.
Музыковеды, литераторы тоже были. Коллектив подобрался сильный, публика непростая. Но собирались послушать только меня. Другим пацанам собрать аудиторию не удавалось.
И еще в одном деле я был сильнее всех. В бадминтоне. В Поваровке бадминтон пользовался уважением. Играть в него любили. Играть в него умели. Теннисных кортов в этом пионерском лагере не было. А бадминтонная площадка была. И волейбольная с баскетбольной. Футбольное поле с беговыми дорожками и деревянными трибунами для зрителей.
Многие привезли ракетки и воланчики с собой. На второй день, как началась смена, я вяло перекидывался воланчиком с одной девицей. Навалило неожиданно много народу. Решили устроить турнир между старшими отрядами. А до этого устроить турнир внутри отрядов. На девочек и мальчиков решили не делиться, и девочки вылетели быстро. Турнир длился недели две, сложно переплетаясь с чтением, спорами и моими устными выступлениями. Брат Олег был постоянным зрителем наших баталий. Его белая головенка торчала на фоне свежей зелени, он нетерпеливо хлопал, кричал и страшно переживал за меня.

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner