?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сияли красными и синими огнями пластиковые елки. Дорогие, пушистые. Когда оркестр исполнял знаменитую польку «Гром и молния», всплыл вопрос: почему Вена. Вторая мировая война - Нюрнберг, Ливадия, Потсдам. Первая мировая - Раппало. Когда мучались с Наполеоном - Вена. Музыка, издаваемая шустрыми скрипками неслась вскачь. Вспомнить условия мирного Конгресса и создания Священного Союза было решительно невозможно. Ария князя Орловского из «Летучей мыши» вызвала тень хитрюги Талейрана и его интриги против России. Тарле описал ход Конгресса таким образом: Талейран интриговал, но Александр I оказался не промах и старому лису не поддался. Легкомысленная музыка, легкомысленный интриган. Бурбоны, Бонапарт, снова Бурбоны, а деньги за информацию конфиденциального свойства Талейран регулярно получал и от Александра I.
Монтазери (тенор) вскочил со шпагата, как ни в чем не бывало. Его напарница могла подняться и сама, но резвый солист подал ей руку и «вытянул» в вертикальное положение. Певцы «на подъеме» исполнили два финала: из оперетты «Летучая мышь» и «Вальс сокровищ» из «Цыганского барона».
Бессмертные вальсы «Венская кровь», «Венские голоса» и «На прекрасном голубом Дунае» навеяли теплую грусть. Тот же Талейран был из тех, кто понимал - галантный XYIII век кончился: лошади, кареты, парики, крестьяне в домотканных рубахах, галантные расшаркивания, корсеты - остаются в прошлом. Металл и пар, паровозы и пароходы, дальнобойные орудия и жестокий расчет финансистов. XIX век - век буржуазии и пролетариата. Война имеет смысл, когда приносит прибыль. Наступает грандиозная «пьянка», неизбежна отрыжка: стремительные польки, огневые вальсы, безумные, искрометный канкан. Недолго, и появятся Роден и Тулуз-Лотрек, Поль Синьяк и Моне.
Иоганн Штраус - не Верди. Но жил одновременно с ним и с Вагнером! Вагнер не может существовать без Оффенбаха, Штраус без Верди. Когда великие «уходят» ввысь, то отталкиваются, оставляют помятую траву в месте отрыва. Растрепанная «трава» и есть польки, оперетки, вальсы и танцульки. Разнообразие выбора. Хочешь Бетховена - пожалуйста. Но можешь наслаждаться и Имре Кальманом. Дело здесь не в музыке, а в пресловутом праве «выбора». Выбор же всегда для большинства - не понимание. Выбор разрушает дисциплину. Прежде всего - дисциплину ума. Гегель с диалектикой. Единство и борьба противоположностей. И противоположность одерживает верх, как правило. Борьба длится дольше, чем единство. Легкая усвояемость польки оказывается предпочтительнее возвышенных творений Баха.
В перерыве искал в фойе фотографию жены Чайковского и не нашел. Зато нос к носу столкнулся с молодым мужчиной благородной наружности - внучком академика Примакова. Он сейчас ведет в «Вестях 24» программу «Международная панорама».
На сцену вынесли шампанское. Четыре бокала: дирижеру и тенору с сопрано и меццо-сопрано. Весело выпили. Кричали что-то ободряюще в зал на немецком. Оркестр не обиделся, что ему не досталось вина. Шампанское счастливчики отпивали по глоточку, а скрипачи и виолончелисты стали тихонечко подпевать. Глоточек - и они поют громче. Еще - громче. Не на инструментах, а хором исполняли «Марш Радецкого» Штрауса-отца. Звук достиг максимума, ударник, что в первом отделении носился по залу, вновь сорвался с места, спрыгнул в зал. В руках - свистулька. Дирижер с наигранным ужасом зазывает здоровяка к инструменту. А тот не идет. Свиристением изображает отказ. Завелись и остальные: начали свистеть и подражать пению птиц. Свистели-свистели, и хаос сплетающихся звуков вновь вылился в основную тему «Марша Радецкого»: музыканты взялись за инструменты и грянули напоследок (ударник к этому моменту присоединился к оркестру, пробравшись на сцену через боковой вход).
Грянул гром аплодисментов. Слушатели поднялись в восторге на балконе. Восторженный, вскочил и партер. Побежали к сцене детишки, девушки с букетами цветов. Райнер Росс сгреб огромную охапку букетов, не мог охватить, стал раздавать девушкам с прямыми волосами. Венцы не жадничали. На бис исполнили и «Польку пиццикато», и еще несколько искрометных вещичек.
В купе ввалился в последний момент. Никого не было. Обрадовался. Поезд тронулся, а потом пришли соседи: мужчина в обвислых шароварах и резиновых ботах. Двух молодых людей разглядеть не успел. Скрылись на верхних полках.

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner