i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 20-22 декабря 2015 года. 22

Время - оно живое. Волнение нарастает с каждой секундой. Каждое мгновение - иное. Мимолетность ощущаема, как искра. Искр - целый ворох. Бьют в голову, нещадно колют в грудь. Нужен билет, и ожившее время (в данном случае в форме ожидания) становится причиной движения рук и ног. Глаза блестят, бегают на лицах счастливчиков, устремляющихся в зал.
Время ложится пластами. «Перелистываю» посещения Консерватории в разные годы. Успевал обрести билет за мгновение до начала. Или не успевал. Чаще - как барин, неторопливо шествовал к полукруглой ротонде входа. Рюкзачок за спиной. Билеты в кармане. Сейчас странички перелистываются быстро-быстро. 4 минуты до начала. 3 минуты. Вот слегка растерянная женщина среди опаздывающих. Рывок к ней. Лицо в обрамлении кавказского головного убора убедительно. Дама вздрагивает, слегка отшатывается от меня, толстого. За мной уже тяжело дышат оставшиеся безбилетники. В кармане - три тысячи. «Продаете лишний?» - задыхаюсь от страсти я. За мной галдят иные: «Лишний? Лишний?» Громко ору: «Я первый. Так как? Сколько?» Гражданочка мнется: «Ну, не знаю. Вот подруга… Нет…» Время 2 минуты. «Так сколько? Подруга не придет. Билет может пропасть», - напираю по-серьезному. - «Не знаю, - это нерешительная. - Брала по четыре тысячи». Половина соискателей сразу отскакивает. Не потянут за четыре тысячи. Я: «У меня - две тысячи. У вас - полминуты». - «Ну, ладно, - выдыхает скромница, - давайте две».
Деньги - благодетельнице. Билет - в зубы. Вход. Водоворот прорывающихся. Не Консерватория, а поезд в Гражданскую. Бойцы запрыгивают в теплушки, паровоз гудит, вагоны набирают ход. Врываюсь, словно матрос в Зимний дворец. Скачу по мраморной лестнице. В середине белоколонного зала «вылавливаю» дежурную в малиновой униформе, за сто рублей отовариваюсь цветным буклетом-программой. Скидываю пальто, кепку, рюкзак участливой гардеробщице. Она - мне, как родному: «Ничего, ничего, бегите, еще не начали. Концерт замечательный».
Билет хороший. Не обманула тетка. Плюхаюсь в партер, в тридцатые ряды. Удивительно, но нерешительная тетушка, что продала билет, оказалась сноровистее меня. Уже уселась в соседнее кресло. Смотрит с досадой: видимо, жалко потерянных двух тысяч.
Зал забит. Жарко. Ожидание сладкого развлечения. Верчу головой туда-сюда. Много молодежи. Девушки одеты, как на настоящее торжество - стильно, броско. Усиленная девичья привлекательность покрывает значительные площади. Скромные старушки с букетиками цветов.
Деды. Есть и парни. Передо мной парнишка в приталенном пиджачке, обшлага обметаны узкой белой полоской. Кроваво-красным язычком платок кокетливо вытянут из нагрудного кармана. Такого же цвета галстук-бабочка подпирает ворот ослепительно белой рубахи. Голубые джинсы-дудочки. Огромные желтые ботинки из дорогой кожи. Волосы напомажены, зачесаны в петушиный гребешок. Серебряная серьга в ухе. Когда вырвут колечко вместе с мясом, будет больно, вытечет много крови. Такой же алой, как и галстук с платочком.
Гаснут хрустальные люстры. Роскошные наряды девушек стоят недешево. Бедные отцы. Сколько приходится работать (или воровать), чтобы из корявой девчушки сделать куколку. Вот этот, с гребешком, он, наверное, имеет опыт, ведает об истинном обличье не накрашенных, расфуфыренных курочек. Оттого и вырядился, как кочет.
Справа - зрительница, продавшая билет. Слева - никого. Когда свет совсем погас и освещена была только сцена, к креслу, что слева «окутанная» извинениями, неловко стала пробираться женщина с клюкой. Шерстяной колпак. Из-под него - серая пакля редких волос. Кофта растянута до колен, на ногах - короткие стоптанные сапоги и вспучившиеся на коленках черные гамаши.
Плюхнулась. Отдышалась. Раздались аплодисменты. Из боковых дверей выходит коллектив музыкантов. Мертвый голос предупредил (словно проводил в последний путь), на русском и английском, чтобы выключили мобильные телефоны. Волосопаклеватая женщина обратилась ко мне: «Задержалась. Смотрела фотографии Чайковского. Не видели? Посмотрите. Он ведь был женат. И жена у него была не дурочка. Таланкин все наврал. Девичья фамилия, вроде… Забыла. Не помните?» Я, раздраженно: «Не помню. Вы свою тросточку мне на ногу поставили».
Tags: Москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments