?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

У входа в Консерваторию бурлит людской поток. К памятнику Чайковскому, созданному Мухиной, друг за другом подъезжают черные лимузины. Дамы в меховых накидках (у одной особенно симпатичный палантин голубого цвета, видимо, песцовый). Вываливались старухи в тяжелом каракуле. Прыгали лысоватые мужички в лаковых штиблетах.
Занимался мелкий дождик, и огни на елочке растекались лучисто в водяной пыли. По тротуару, со стороны Театра Маяковского, и снизу, от университетской церкви, накатывала публика поскромнее: пожилые женщины в драповых пальто. Кавалеры, согбенные, седые, с букетами цветов. Над внушительным полукруглым крыльцом объявление: «Легендарный оркестр Иоганна Штрауса. Солисты и хор венской оперы. Дирижер Райнер Росс». Новогодний гала-концерт. Здорово. Люди специально покупают туры в Вену. Хотят послушать знаменитые польки и вальсы. А тут из самой Вены едут легендарные исполнители.
Вальсы получили известность со второй половины XYIII века, а в середине XIX-го победно шествовали по Европе сочинители оперетт (облегченных оперных спектаклей, разбавленных легкомысленными диалогами) и различных веселых полонезов. Немцы, пропустив музыку сквозь «фильтры» классической философии и романтизма, возвысили музыку до идеального состояния.
Вершина - революция Вагнера, задумавшего, на основе оперы, создать невиданное синтетическое искусство. Создал. Гордился. Разорил своими затеями неуравновешенного мюнхенского монарха. Вершина музыки, выжавшей все, что можно, из буржуазного чувственного и подсознательного, тут же начала распадаться, растаскиваться, тонуть в болоте потребной массовости. Вальс из Вены, оперетта из Будапешта - разновидности поп-культуры (до этого - классика, выросшая из церковных песнопений, да фольклор, что древнее языческих кимвал и бубнов).
Вальс скатился в канкан, к голой женской ноге и обширным титькам. Штраусовская семейка, словно «битлы» XIX века, уселась на «конька» изящного порока и едет на этом «коньке» до сих пор. Ох, уж это человечество, не желающее ничего окончательного. Пусть будет пристойно, но малость разврата допустима. Вальс да оперетта - вот наглядный пример зла, прикинувшегося добром. Ни тпру ни ну. Вроде вершина духа, а на самом деле незаметное сталкивание в ад.
Праздничная, новогодняя толпа потянула в бездну. Захотелось съедобного зла в ярком фантике, с овальными портретами композиторов-соблазнителей по стенам. Орган, подаренный Фон Дервизом. Сердце учащенно забилось. Одолевая поток зрителей, протиснулся к кассам. Билеты есть. Всего четыре. По семь тысяч. Предает любимая Консерватория. Это вам не двести рэ. Вот цена слова «легендарный». С завистью смотрю на спины публики, протискивающейся сквозь высокие двери. Оттуда, из-за стеклянных створок, льется желто-белый оглушительный свет.
Обычно у касс трутся грязноватого вида субъекты. За несколько месяцев получили льготные билеты для пенсионеров стоимостью 100 рублей, на галерку. А сбывают по 2-3 тысячи. Сегодня их нет. Выскакиваю на улицу, под ледяную изморозь. Толпа все валит, обтекая одинокие фигуры просителей «лишних билетиков». Один - в нейлоновой куртке, в вязаной кепке, с черной дерматиновой сумкой на пузе. Изможденная неврозами дама (словно из очереди за бесплатной похлебкой). Две бойкие дамочки на каблучках. Женщины растягивают губы в неестественных улыбках. Конкуренты. Неприятны. Чуть кто тормозит, кидаемся к замешкавшемуся. Особенно прыток - в кепке, с сумкой. Держусь на вторых позициях, готовый успеть первым к потенциальной жертве. Вот встали двое. Первый. Пять тысяч билет. За пять и отдают. Женщины на каблучках не выдерживают, суют десять тысяч за два билета, моментально растворяются в толпе. Без пяти семь. Угроза реальна - нынче Москва останется в памяти клоком волос с башки Наполеона. Позапрошлый раз - место расстрела Немцова. В прошлый - человек-ворон Малахов.

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner