i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 20-22 декабря 2015 года. 19

Разве Кант и Гегель не революционеры? Их сфера - разум. Наполеон, выросший на идеях иной идеологии - верил в силу, напор, натиск. Грубая механика. Ядро, вылетающее из пушечного ствола. Пропахал штыком и саблей грубое мясо неметчины. Пруссаки рациональны, но меры в мере не ведают. Втемяшат в мозг - ничем не выковыряешь. Перед наглым французиком страха не было. Но, задумались - а что же было? Раздумья над пассажами Дидро и Вольтера требовали уединения. Тут и попались, стали «вязнуть» в вопросах знания. Кант держался, изобретал категории, как будто альпинист, лезущий на скалу рационального, вколачивал «скобы» базовых понятий, чтобы не свалиться в пропасть. Но пропасть - была. Дышала смертью. Нужен прочный канат, удерживающий тело. Вот вам - теория познания. Все бы хорошо, но у Гегеля и Баумгартена «взыграло». Не успел Эммануил Кант забить первые кольца, Георг Вильгельм принялся выдергивать их из расщелин. Оценивал, а надежны ли они?
Диалектика в глубине одинокого мозга. Французы, забрызгавшись кровью миллионов, плотоядно облизывались на прелести мира. Немцы жадно сглатывали слюну от созерцания распахнувшихся возможностей чистой спекуляции. Александр Готлиб Баумгартен придумал эстетику. В основе размышления о субстанции, столь же таинственной, как и наука о прекрасном. Красота - особое чувственное постижение. Постигаю, значит, надеюсь. Кант продолжил вершить переворот - прекрасное - без абсолюта, возвышенное, но без бога. Какое сверхъестественное начало, если Бога не стало. Подпевала Достоевский: Бога нет - все позволено. Энциклопедисты, а за ними - немцы. Не нужно обвинять их в консерватизме. Категория возвышенного не меньшее свершение, чем битва при Аустерлице. Признаемся: война не только ужасна, но и привлекательна. Что значит Гегелевское диалектическое баловство? Просто: зло привлекательно. Привлекательнее добра. Зло вершится без усилий, добро же нужно возделывать. Недоброе настолько здорово притворяется добрым, что впору сказать: «Я творил чудовищное, но во имя добра. Я чего-то добился в отличие от пресных правдолюбцев».
У Канта два вида возвышенного: динамическое и математическое. Красота и ее отображение - качество. Возвышенное же - количественно. Динамическое возвышенное - выражение человеческого чувства. Что, если не Бог? В чем вершится динамическое возвышенное? Только в природе. Рождается монстр, ласково прозванный романтизмом. Романтизм - Вий, которому открыли веки. И он увидел потрясающих уродов, повылезавших из подвалов подсознательного. Поток ужасов, порожденных романтизмом, не иссякает и сегодня. Романтическая поэзия - скелет музыки. Гениальный Шуберт - Кант в музыке. Романтизм в музыке - это Э.Т.А. Гофман. Гердер: музыка столь же бесконечна, и непостижима, как абсолют.
Все круче «разбирало» фрицев. Гете. Из поэзии Гете появились девять опер, которые их создатель считал высшим творением, универсальным комплексом сущего. Была трагедия у греков, но Ницше, наслушавшийся Вагнера, заявил: музыка, если ее соединить со стихом, - рождение новой, негреческой, трагедии. За Вагнером - Гектор Берлиоз, Шуман, Ференц Лист. Яростный ниспровергатель основ Никколо Паганини.
Страстным поклонником Вагнера был Адольф Гитлер. Безумие – связь музыки и идеи возвышенного - как же глубоко всколыхнул Бонапарт сонную Европу. Хотели как лучше (коль без Бога), получилось, как всегда.
Моцарт с Бетховеном были одними из первых платных профессионалов, которым, как вольным художникам, делали заказы. Подобие проституции (чего боялся Толстой). Там - продажа тела. Здесь - продажа безбожного (и оттого сладкого) умения творить прекрасное. Прекрасное - сильно, как смерть. В одежду прекрасного рядится эта старуха. И - упрощение, пошлость. Вальс (немецкое - кружение).
Выбравшись из музея, поспешил в Консерваторию. Существует градация: кто-то выступает в большом зале Консерватории, а кто-то «тянет», по статусу, лишь на малый зал. В дорогущем Концертном зале им. П.И. Чайковского - день рождения Юрия Башмета. Башмет - на подъеме. Открывает Образовательный центр. Имеет под рукой симфонический оркестр «Новая Россия». Плетнева, после известных событий в Таиланде, показывают мало. Куда-то запропастился Спиваков. А вот Крамер - на коне. Его с Башметом в малый зал уже не заманишь.
Tags: Москва
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 460)

    В Москве генералы долбят стены. А долбит кто? Наши, из Чувашии. Оклеивают обоями с позолотой. Ремонт каждой квартиры должен делаться с согласия ЖКХ.…

  • Заметки на ходу (часть 459)

    Так же и с властью. Она, власть, после жизни самой по себе, жуткая приятность. Но - все вранье в человеческой жизни. Изначально – смерть. Потом…

  • Заметки на ходу (часть 458)

    Родня – она разная. Сейчас и не смотрят – родня – не родня. Плюют. Но в провинции это есть еще – пусть и плохой, но свой. Это все ужасно давнее.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments