i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Свечи гаснут

Распутину - 75, а Гуэрра - больше не с нами. Он навсегда "перешёл" в другую комнату. Общее - они знали войну. Она коснулась своим чёрным крылом каждого из них. Распутин - старый человек с постоянно скорбным лицом. Согласен - веселиться нечего. Понимает - Россия подходит к завершению. Нет народа, чтобы Родину защищать. Исчерпаны силы. Испарился разум. Вера? Одни толстые попы - по лавкам - свечьми торгуют. И ещё кое чем, чем уж торговать никак нельзя. Но - торгуют. Не краснеют.

Противоречие: Валентин - мужчик печальный. Но, что не говори - фамилия слишком уж знаковая. Царь, истеричная царица, Барановичи и взбалмошные бабы в бриллиантах. И оба - из Сибири. Эта самая Сибирь "ковыреля" Русь не менее больно, чем вольный Дон. Люди неуёмные - пророчествующие старцы, прорицатели беды, буйнопомешанные в пьянстве, словоблуды и - казаки (что с Новочеркасска, что из-под Иркутска). Хлебом не корми - дай волжского лапотника, тамбовского да рязанского землееда нагайкой вдоль спины вытянуть, по шее его от солнца и грязи тёмной вострой сабелькой пройтись!

Сталин - вторая половина тридцатых, патриотизм (Троцкому - ледоруб - вот он откуда чаёк с полонием!). Потом - икону Казанской божьей матери на фронт, а Сергия, метрополита, в патриархи. Но, и - глубже, дальше: Сибирь, Дальний Восток, айда, ребята, с морозного ветерка, их глухой тайги и хитрых городков-крепостей в литературу, в музыку, в театр. Великие дела Лаврентий Павлович с Ландау и Сахаровым делали. Реактор. Страшное напряжение великого русского государства. Реактор нужно не просто охлаждать. Его нужно проветривать. Поскрёб Сталин по литературным, да музыкальным сусекам - а там одни Каплеры, да Шварцы. И этот парижский Эренбург с путаником Пастернаком. Ребята талантливые, но Есенин давно повесился. Нагоняли народ с окраины. (Не тогда ли в Чувашии громко заговорили Хузангай-старший и, действительно талантливый, Яков Ухсай). Плоха ли была Вера Куэьмина? А Надя Павлова?

Пошли люди - Вампилов, Чивилихин, Наровчатов, Фёдор Абрамов, Шукшин, Липатов, А.Иванов, Залыгин, Рождественский, да и ранний хитрюга Евтушенко. А мой любимый Николай Рубцов (будто Есенин с небес вздохнул). Много прилепилось разных - Венечка Ерофеев, Радзинский. Многих отшибло в Париж (что там делал, например, Некрасов). А что делать? Лес рубят - щепки летят. В том числе и по Парижам.

Система более-менее сбалансирована. Атомно-космический реактор был взят в плотные кольца великого нейтрализатора страстей человеческих в плотные кольца культуры.

У Дали - жена русская. У Гуэрры - тоже, Лора Яблочкина. Гуэрра всё в Россию ездил. Друзья - Данелия, Рост, Любимов, Смехов. Конечно же - Тарковский. Человек далёкого Возрождения чувствовал его великий свет в СССР, а затем в угасающей России. Все великие фильмы, где сценарист Гуэрра, показали ещё в СССР (и где страшная цензура?) "Забриски-пойнт", "Джинджер и Фред", "Ностальгия", "И корабль плывёт", "Красная пустыня", "Брак по-итальянски", "Амаркорд", "Blow-up". Дело дошло до того, что "Конформиста" видел в 75-м летом, в Кувшинке, в клубе дома отдыха. После фильма долго ходил потрясённый по берегу несуществующего сейчас озера.

Все фильмы - великолепны. У Тонино Гуэрры всё было "в самую точку". И, как-то "по-сибирски". Вот как она сталинская икона, что по фронтам провезли, откликнулась! И как похоже скорбное лицо старика Распутина, на лицо русского писателя, бережно несущего свечу бассейна в "Ностальгии" (Янковский). Свечи гаснут. Одна за другой.

Tags: Валентин Распутин, Гуэрра, кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments