i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 20-22 декабря 2015 года. 5

Царь и великие князья в маскарадных костюмах. Николай кровавый в щегольской шляпе с жемчугами, в расписном кафтане, в сапожках с загнутыми носами. Александра Федоровна напоминает сарафаном и кружевами «Царевну-лебедь» Врубеля. Князья великие - все бояре да вельможи допетровских времен.
В пятидесяти метрах высится искореженный щусевский шедевр - гостиница «Москва». Никак не пойму (и уже много лет) – ее ремонт закончен? Или никак не договорятся об условиях функционирования? В фойе - слабые огни, окна на этажах - темные. Новое название «Four seesons of the Moscow». «Москоу» и Александра Федоровна в кокошнике - дурдом.
Вход под своды «электрического» шатра перекрыт железными воротами. По мокрому асфальту медленно бродят охранники в черном. В руках - дубинки. Из-под курток выглядывают наручники, футляры для баллончиков с газом. В праздники нынче не поймешь, кого больше - гуляющих или омоновцев. Веселящиеся из-за этого выглядят озадаченными, по телику срежессированная радость фальшива.
А вот и сам телевизор - массивная позолоченная рама, в ней - экран: Петр I (загримированный актер) зачитывает свой Указ о введении на Руси празднования Нового года в январе. Шевелит усами, грозно глядит из-под военной треуголки. Повелевает о зеленой елочке. Первоначальный текст известной песенки «В лесу родилась елочка» - здесь же, на плакате. Детишки, как вихрь, несутся в хороводе вокруг нарядной лесной гостьи. Тут и зайка, и серый волк. Наглядное воплощение удачности петровского указа - праздник прижился, принят детьми.
После Петра появляется актер, подделанный под Пушкина: «Друзья, прекрасен наш союз», - патетически вскрикивает, кажется, Безруков из прямоугольника золотого багета. Восемь часов утра - народу нет. Советская составляющая исходит от мудрого Станиславского. Снова театр, но уже Большой. «Лебединое озеро», балеринка в крутом пируэте. Хвалебная статья о Майе Плисецкой. Журналы мод середины пятидесятых - девушки в брючных ансамблях, в свитерах с оленями. Пушистые варежки. В руках - лыжи. Сообщается - зимний отдых в СССР обретает популярность: лыжные базы, курорты требуют экипировки. Набор лыжных шапочек с помпончиками.
Ели засыпаны снегом. Возвышенность. Вечерняя тьма. Среди заснеженных колючих ветвей парочка собралась целоваться. У девушки личико, преисполненное доверием к любимому. А у него «фэйс» несколько легкомысленный - не спешит впиться в губы доверчивой спутницы. Словно Ильич с памятника, простирает руку, указывает разогревшейся подруге на близкие огни молодого моногорода. Смысл: «Не спеши, милая, предаваться утехам. Глянь-ка - город какой в тайге отгрохали».
Хорошая открытка! Сознательный молодой рабочий в модной курточке, сшитой по лекалам модного журнала. Советская новогодняя открытка - чудо. Толстые, бородатые Деды Морозы. Все чинно-благородно: дедушка с внучкой-блондинкой в голубой шубке. Снегурочка. Милая наша. Аппетитненькая. С подарочком. Вернее, подарки у дедушки. Снегурка - посредница. Таких сейчас кладут на капоты лимузинов в автосалонах без шубок и шапочек. Кони с выгнутыми шеями в праздничных санях. Санками правят звери: зайцы, лисички. Вожжи в лапах медвежат. Райские мотивы - агнцы рядом со львами. Радостная малышка на коньках. Коньки на валенках, украшенных витиеватой вышивкой. Объявление круглым, в завитушках, шрифтом: «Покупайте - налетайте! Двухполозные коньки». Это про меня. Такие коньки были у меня. Надевал на валенки. Болтался на катке часами.
Tags: Москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments