i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 266)

Лицо мое усилием скачущих вокруг пацанов было начищено докрасна и превратилось в харю. Кровь лилась ручьем не только из носа, но из рассеченной брови. Кровь наполнила рот, и я пил ее, раза два сплюнув. О, этот плотный, почти мясной, ласково-теплый вкус крови! Только чистая морская вода хоть как-то, по вкусу, напоминает тебя!
В тот момент, когда дыхание восстановилось, кончились силы стоять на коленях. Растянулся плашмя, вниз лицом. Шершавый, чужой, в твердых пупырышках, асфальт оказался в сантиметре от моего глаза. Поверхность была горячая. Кровь изо рта, с тягучей слюной, глотал. Но она толстой нитью вытягивалась по чужому асфальту. Оттого, что он тоже горячий, но чужой, стало противно, родилась злоба на него. «Все-таки лучше было упасть в тени, а не на солнце», - мелькнуло в голове. Закрыл свои глупые и упорные свинячьи глазки. Нечего пялиться на людей, которые делают свою работу, пусть эта работа – избиение тебя самого. Не мешай. Избиение, как и убийство (всякая работа!), утомительно. Кровь и выделение мокрот вдвойне неприятно. Приятно ли, например, убирать чью-то блевотину.
Закрыл, как мог, голову руками. Подобрал одну ногу до живота. Другая, с побитым коленом, не гнулась. Подгибал как-то медлительно. Начинал ее подтягивать более-менее резво, а заканчивал так, будто это и не моя нога.
Не моим стало и тело. Пинали меня, пинали, но тело будто отслоило от себя какую-то невидимую, ватную подушку, а само, как костяк, оказалось внутри этой ваты.
Мысль работала хорошо, но отвлеченно. Вот еще один пинок. Вот еще. А похоже, ребятам это пинание надоело. Потом все затихло. Но нет. Разбег. Кто-то крикнул «И эх-эх», чудовищный, последний, удар врезался мне в спину, туда, где, видимо, почки.
Последнее, что мелькнуло в резервном бункере памяти, где-то в районе груди – ясный зимний вечер, и летит, летит, как стрела, по высокой заснеженной насыпи, паровоз с красной звездочкой. Мелькнуло – Григорий Нисский, Третьяковка. Высокий, черноволосый красавец. Потом потянулось что-то черное, блестящее. Оказывается – длинный бок рояля. Мужчина. В белом свитере и тяжелых, черных очках. Подпер руками подбородок. Думает. Чтоб так красиво, одиноко думали, редко кому удавалось нарисовать. Художник Салахов. Портрет композитора Кара Караева.
Потом последний удар по почкам. Черный рояль с полотна Салахова окончательно въехал темной тушей в мозг. Мозг стал черным и отключился.
Когда очнулся, вокруг никого не было. Свежая зелень, солнце, чирикают птички. Навалилась боль. Буквально распирало хорошей, плотной резью голову. На «теле» этой главной головоломки зудели, цвели, роились маленькие, несерьезные боли - бровь, нос, разбитые губы. Стал языком ощупывать внутренние стенки рта. Зубы целы, хотя несколько раз чья-то нога попала мне в лицо.
Языком двигать трудно – все распухло. Хоть что-то видел один глаз. Лицо раздулось, и щелочка сохранилась только на одном рту. Нос, как при насморке, был полностью чем-то забит.
Медленно встал. Сокрушающая ломка, как клещами, охватила колено. Это ощущение своей остротой вступило в спор с головой. Моментально перенес тяжесть на целую коленку.
Не хотелось, чтобы кто-то видел меня. Рубашка забрызгана кровью. На площадке был краник с холодной водой.
Осторожно снял рубашку и тяжело попрыгал к питьевому фонтанчику. Кровь смывалась легко. Красная вода уходила в зеленую траву, разбрызгивалась по асфальту. Запахло дождем.
Рубаху, как мог (болели руки), отжал. После стирки стало легче. «А что, если меня, побитого, увидит милицейский патруль?» - от этой мысли стало нехорошо, затошнило. Подумалось – только не милиция.
Расстелил рубаху на траве, просохнуть, сам лег в тенечке рядом. Надо мной - синее-синее небо в редких, белых облачках. Доносился гул города. Резкими всплескиваниями накатывали людские возгласы, обрывки смеха, детские крики.
Послышалось шарканье подошв, щелканье каблучков – выпустили зрителей с очередного сеанса из панорамного кинотеатра.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments