i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Заметки на ходу (часть 265)

Зрелость – это равенство «самости» и внутренней пустоты при неопределенности отношения к внешнему миру. Старость – это малость «самости», огромное количество внутреннего пустого покоя и подавляющее, великое главенство внешнего пустого пространства.
Смерть – это исчезновение «твоего я». Исчезновение оболочки между пустотой внутренней и внешней пустотой. Когда эта оболочка исчезает, что-то происходит. Явление этого малого, почти незаметного исчезновения оболочки почему-то называют душой, а некоторые талдычат глупости о ее бессмертии.
Когда пацаны вели меня бить, явилась внутренняя пустота. Паника, обрушившаяся на душу в панорамном кинозале, сразу стала «обсчитываться» – величина, длительность, особенности, все – надо сказать, все было довольно прилично, испытание меня ждало не слабое, но, и я знал об этом, терпимое. Внутренний голос, после анализа, выдал: «Убивать не будут».
Никуда не бежал, не дергался. Был солнечный, безветренный день. Меня вывели на пустую асфальтовую площадку. Тени деревьев наполовину заслоняли ее. Подумалось: «Хорошо, если будут бить в тени». Но били меня на солнце. Они смотрели, пятеро на меня, и я, спокойно, смотрел на них. Парни были расстроены моим молчанием. К избиению был готов.
Сказал один, в красной рубахе, нечто глупое: «Ну, что, будешь еще выеб...?» Он же сильно ударил прямо в нос, потом, пока не опомнился от дикой боли, притянул резко, потными руками, мою голову к своей и по второму разу, в уже раздолбанный нос, ударил каменным лбом стриженой, черноволосой головы. Лоб у парня был в редких, длинных морщинах.
Тут же завизжал, коротко и резко, как казахский конник, долговязый парень, стоявший спереди и чуть сбоку. Он сорвался с места, подпрыгнул и с лету ударил меня прямой ногой в район колена, а правой рукой, с замаха, врезал мне около глаза, в висок, а следом, левой рукой, в ухо. Удары пришлись почти одновременно - в висок, в ухо. Голову будто схлопнули, смяли. С подбитой коленкой стоять было невозможно, но мыслящее вещество, хлещущее на мою боль из щели внутреннего пространства, шептало, что сразу падать не надо. Нужно держаться на ногах до последнего.
С другой стороны маленький и кривоногий уродец попытался сделать то же самое, что и долговязый. Он подпрыгнул. Собирался ударить меня по другой, целой коленке. Но промахнулся. Нога скользнула по ляжке, больно и много зацепив мяса. Еще в полете карлик понял, что промахнулся. Это его расстроило и он окончательно загубил удары руками. Один удар пришелся в шею, а другой, шаркнув по плечу, ушел в сторону.
Эта неудача вдохновила меня, будто это я сам, в ответ, провел удачный удар. Остался на ногах, с ватной коленкой, но мои глаза налились яростью. Даже не яростью. Просто взошло, откуда ни возьмись, тусклое, а теперь даже стальное, солнце воли. Будто бы просто так вплыло, от нечего делать. Но оно-то и отразилось в моих глазах.
Когда есть кровь – все доходит в десятки раз быстрее. Наружу вылезает зверь. Пацаны, взявшиеся меня бить, эту упорную остекленелость взгляда обнаружили моментально. Она им очень не понравилась. «Ага!» - зарычали сзади. Кто-то обхватил меня за шею, да так неожиданно, что я выпятил вперед живот в клетчатой летней рубашке. В живот, как в грушу, стал вколачивать кувалды-удары парень с редкими морщинами. Душили руки сзади, а пара ударов пришлась в солнечное сплетение. Стал терять сознание. Тут уж вообще ничего – ни боли, ни тусклого солнца свободы, ни рыкающих парней.
Но в бессознание уйти мне не дали. Руки с шеи убрали, и я начал оседать на асфальт, понимая, что происходит, но все же в состоянии удушья. Что-то держало, встал на колени. Колено, по которому пришелся удар, словно пронзили иглой.
Когда встал на колени, то тут уж били не руками, а ногами, куда придется. Разбегались, подпрыгивая, каратисты хреновы, и с разворота били в голову, в шею, в грудь.
Удары были больные, но главное было преодолеть недостаток воздуха. Удары морщинистого придурка в грудь были самыми неприятными. При драках, как, впрочем, при пении и игре на духовых инструментах – дыхание прежде всего.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    Тамара Арсеньевна Манаева, проявив недюжинные организаторские способности, собрала на Гагарина, 12, руководство Чувашского республиканского Союза…

  • Мелочь, но приятно

    Замечательный спортивный праздник в поселке Урмары по случаю открытия отреставрированного Дома спорта.

  • Мелочь, но приятно

    Посетил предприятие ООО МПО «Согласие». Познакомился с дельным человеком и хозяйственником Сергеем Борисовичем Сабуриным.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments