i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 28-29 ноября 2015 года. 16

Нельзя, чтобы центральный зал ветшал. У царей прихоть: инспектировать богатых подданных. Доверять нельзя. Павла I-го убили, и даже сын смолчал, хотя знал о готовящемся нападении на батюшку. Несчастные правители. Трудно удержать власть! Царь говорит: «А не съездить ли мне в гости к такому-то?» Едет. Там изображают радушие, гость - интерес. А сам приглядывается, что не так. Николай II бывал у Юсуповых. Балы закатывали. А коронованная особа - в императорский зал: все ли портреты и бюсты венценосных Романовых на месте? Много их, претендентов: Голицыны, Нарышкина, осколки Рюриковичей. Власть.
Власть - отложенное на время насилие. В Средневековье откладывали ненадолго, рубили отцов, матерей душили, спускали под лед братьев, заточали в темницах сестер. Ничего не изменилось при распределении властных полномочий и в девятнадцатом, и в двадцатом веках. Насилие откладывалось, правда, на более длительный срок. Николай II пользовался этим инструментом неумело. Довел страну. Родной дядя в февральские дни семнадцатого разгуливал с красным бантом.
Насилие обоюдно. Оно откладывается по отношению к царю, его семье. У Романовых чутье на «обратное» насилие чрезвычайное. Вот и ездили будто бы в гости, а не забывали присматривать: вдруг Юсупов вместо портрета Александра I повесит в укромном уголке дагерротип Наполеона III-го. Или заменит изваяния царственных особ на скульптуры легкомысленных вакханок. Намек! Скандал! Большим состояниям сложности не нужны. Десятилетиями портреты находились на своих местах. Внутреннее убранство беспрерывно подновлялось (царей на облезлых стенах и выцветшем шелке – могут принять за серьезный знак).
Зинаида Николаевна, правнучка Николая Борисовича (красавица, которую нарисовал Серов), пригласила реставрировать внутренние покои (совместно с усыпальницей) того же Клейна и художника Нивинского. Поставили живописные рамы, оконные переплеты и двери окрасили в белый цвет. Стало торжественнее. Парадная спальня, что за Императорским залом, не понравилась. Помещение окрашено в голубой цвет. Голубой балдахин над кроватью. По краю его - серебряная бахрома, тяжелые кисти. Но кроватка узкая, а тяжелый полог вытянут к высокому потолку, словно теплый шерстяной носок. Сверху посадили серебряного орла, все убранство стало пошлым.
Розовый зал. Он-то поприличней. Неофициальное название - «Зал Робера»: стены (даже не розовые, а почти красные) украшены его полотнами. Зал - северный, темноватый. Словно светится белый мрамор статуи: «Амур, делающий лук из палицы Геркулеса». А вот и Эмиль Вольф: «Воин, надевающий доспехи» (изваяние 1832 года). Зеркала, а на мраморных плитах консолей головки евреев - траченные, обнаженные в улыбке, редкие зубы. По сторонам от иудейских голов - канделябры.
За Розовым - Аттиковый зал: поражающее размерами полотно Менжэ «Тезей и Пейрафей». В Риме, в I веке нашей эры откопали мужскую мраморную стопу. Теперь она стоит в имении возле столицы холодного северного государства. Некоторый сумбур в подборе скульптур. В конце концов, это жилище живых людей. Хорошо, что по углам диванов не валялись дамские шляпы, а князь не оставлял пыльных сапог посреди спальни. Когда в подобных дворцах-дачах фурычила кухня, запах жаркого разносился по этажам. Духовитое малиновое варенье, только-только свареное.
Присутствует траурное. Врезалась в память массивная пеплохранительница, выбитая из мрамора, в Древнем Риме. Пепел выветрился, но ведь сожженный мертвец лежал в квадратной коробке. Неуютное чувство. С ним мы и поднялись на второй этаж.
Tags: Москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments