i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 28-29 ноября 2015 года. 12

Бове «сплоховал». Над оврагом, из которого вылезли с М., еще в XYII веке, построили кладовую. Над ней Бове взгромоздил грубую избу из бревен. Да еще «конторский домик». Уж потом - «Каприз», как свидетельство вельможного, супружеского разлада. Слева, боком, «вываливается» на аллею полукруглая колоннада. Огибаем светло-серое строение, оказываемся перед невысокой лестницей, ведущей во двор, опоясанный колоннадой. По концам ее - портики. В центре - сдержанное, стройное здание с четырьмя колоннами, поддерживающими фронтон. Сверху - небольшой барабан под округлой крышей. У сооружения тоже лестницы с двух сторон, ведущие к дверям. Но и в цокольном этаже - дверь.
На кожаной кепке опущены «уши», чтобы морозец не щипал. Сооружение, напоминающее уменьшенный Казанский собор в Ленинграде, так понравилось, что уши окутало тепло, идущее из головы, а не от головного убора. Будто мозг дремал, прохладный, но под впечатлением проснулся, разогрелся, стал отдавать тепло через раскрасневшиеся уши. Чувство, словно «слышишь» красоту. Сдернул кепку, подогнул мех внутрь. И светло-серое очарование наполнило душу под самую «завязку». Мало видел в жизни такой красоты, переходящей в звенящее великолепие.
Круглый двор покрыт неровным снегом. Была борьба. Ночью снежок падал легкомысленно. Рассчитывал на легкую победу. Но трава (довольно длинная), цветы, не убранные садовниками, вырывались из-под снега. Белое великолепие было разрушено. Впечатление от вырвавшейся из-под снега зелени странное, словно десятки людей топтались зачем-то под ночным снегопадом. Когда ударил мороз, бело-зеленое месиво застыло.
Перед портиками, венчающими полукружие колонн, - две старые высокие ели. Под их ветвями снега нет. Коричневые иглы, шишки, словно черные мячики для гольфа. Легкомысленное отношение к жизни у «золотой» молодежи наблюдалось во все времена. Существование на всем готовом, увлеченность не выстраданным словом (возбуждение от поэтических текстов), наплевательское отношение к материальным ценностям, к «черни», наконец, к собственному существованию. Элита двояка: либо ты считаешь себя лучше остальных, либо для тебя окружающие - товарищи и даже друзья. Отцы «золотой» молодежи обладали свойством - жестокостью. Отважно бились они бок о бок с Петром I, но пощады к побежденным не знали.
Владелец Архангельского, Голицын, - Петровский протеже. Петр, конечно, построил город на Неве и дал по мозгам Карлу XII, но ведь зверь же был. И окружающие - Толстые, Репнины, Голицыны - еще те были крокодилы. Лютость и бесстрашие - вот качества истинной элитарности. Указ Петра Романова о крестьянско-казацком восстании Булавина: «Чтобы сей огонь зараз затушить, все казачьи городки на Хопру, Медведице, Бузулуку, Пловле и Донцу сжечь и разорить до основания. Людей рубить, а заводчиков сажать на кол и колесовать. Сия сарынь, кроме жесточи, не может быть унята». Рубили - и стариков, и женщин, и детей. Конкретные исполнители - чудо-богатыри, Петровские гвардейцы. Они под Полтавой герои, а на Хопре - палачи.
Начальство (те же Голицыны) получало леса, земли, людей крепостных целыми уездами. Пути «элиты» неисповедимы. С детишками обычно плохо. Расплачиваются за жестокость предков. В 1908 Юсуповы для убитого на дуэли отпрыска заказали надгробную часовню. Пригласили модного, мастеровитого архитектора Клейна. Того самого, что спроектировал ГУМ, ЦУМ, Пушкинский музей. Истинно буржуазный мастер из разряда: «Чего изволите?» Хотели усыпальницу - сделал по высшему классу. И сделал так, что у меня дух захватило.
Прошли в низкую цокольную дверь. Странное освещение: желтое и тусклое, будто накинул кто-то золотую парчу на стены. В уголке - кассир. Двести рублей. Покупать - на входе. Но М. уговорил тетушку - никого же нет. Пусто. Нас впустили.
Tags: Москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment