i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 28-29 ноября 2015 года. 4

Все три женщины, покопавшись в истертых пакетах, попив чаю, рухнули, как подкошенные. Молодые сопели на верхних полках (забирались туда, раскорячившись). Нижнюю коечку сотряс храп пожилой пассажирки. В поезде на Москву ложусь в десять, чтобы одним из первых проникнуть в туалет. Просыпаюсь «изломанным» - хоть мягко ехал, хоть жестко. Голова гулкая, болтается на шее, как пустой горшок на жердине.
Лучше заснуть. А как это сделать при сопении-храпении? Толкнуть старую - неудобно. Пытаюсь вспомнить что-нибудь про подмосковные усадьбы. В начале восьмидесятых прошлого века Академия общественных наук возила аспирантов (в том числе и отца) на экскурсии по подмосковным усадьбам. Несколько раз и я ездил. Сейчас вспомнили про эти имения. «Теребят» биографии владельцев. Словно все у нас дворяне. Ах, Молоди, - чудная усадьба, а все оттого, что хозяин - Федор Алексеевич Головин. Ну что за прелесть, это Гребнево! Никак иначе быть не могло. Владел-то имением Гавриил Ильич Бибиков. Мне все равно, кто такие Бибиковы и Головины. Их класс в феврале семнадцатого продул страну либералам. А через несколько месяцев уже либералам врезали.
У нас не страна, а куча хлама: кто копается в обломках усадеб, кто-то лепит церковки. Есть те, кому милее обломки заводов и фабрик (проигравший класс пролетариев). На «кладбище» ненужных вещей из «современных материалов» варганят нечто невообразимое. Современный стиль называется.
Личина цивилизации - архитектура. Наш лик - кладбище и повылезавшие на нем здания-поганки. Мысли, наполненная реальностью, чреваты архитектурой. Сейчас нет реальности, есть пошлый быт. Быт преобладает, и в затвердевших формах выдает, пусть и роскошные, но сараи. Люди живут средь зданий и внутри одежды. Наше платье, как и архитектуру, создала осмысленная жизнь. Господствует не только быт, но и костюмерное начало в градостроительстве. Усадьбы олигархов столь же бездарны, как и их костюмы. В этих супердорогих хлевах нет красоты и мысли. Есть огромная буква «Я». У нас люди сегодня разговаривают посредством мычания: «Я! Я! Я! Мне! Мне!»
Кто-то думает, что город - это красота. Нет! Он способ удобной коммуникации, посредством которой современники «мычат». Все - линейно, тупо, просто. Архитектура же есть явление пространственное.
Хранители памятников из современного ужаса пытаются сбежать в прошлое. Ярость защитников старины не менее сильна, чем ненависть к подрезавшему тебя хмырю на «Хаммере». Одни дерутся бейсбольными битами, другие сражаются в судах с нарушителями охранных обязательств. Вырастают монстры, подобные небоскребу «Федерация». Усохшие дамы с придыханием воркуют: «Сияньем люстр и зыбью зеркал, сливающихся в один хрустальный мираж, полны сердца наши». Поминают озлобленного дворянина Бунина: «Томит гнезда родного запустенье!»
Плохо оплачиваемая интеллигенция нашла удобный способ потратить малое время жизни, в трудах над восстановлением Зачатьевского-Лопасни, Вязем, Остафьево, Шахматово, Захарово. Проще поступал Лужков с новоделами: хлоп - и за несколько лет не отреставрировал, а заново построил дворец в имении Екатерины Великой «Черная грязь». Молодец!
Правило: «Живите в доме, и не рухнет дом». Хорошо, что в усадьбах, после революции, размещались туберкулезные санатории, детские приюты, школы, ФЗУ, клубы, рабочие общежития, тюрьмы. Чего ж помещениям пустовать!
Из поездок по Подмосковью запомнилась великолепная церковь в имении Чернышевых, Ярополец (там разместили склад). Пахра-Яковлевское, темно-розовый дворец и белые сфинксы по краям широкой лестницы, ведущей к круглому пруду. Пруд одет в камень. Похоже на Архангельское (только в Архангельском - львы). Засыпая, словно цветные камушки, перебирал в памяти: Отрада, Быково, Рай-Семеновское, Константиново, Ляхово, Кузьминское, Никольское-Обольяниново, Ольгово, Спасское, Ивановское-Безобразово. Заснул. Часа в три ночи на меня кто-то сел, испуганно пробормотал: «Ой, извините», - и куда-то исчез.
Tags: Москва
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 495)

    В виду Эйфелевой башни подумалось о банкирах-французах, об этих скупердяях. Алчность превращалась в точность, в историческое чутье. «Что, мы и…

  • Заметки на ходу (часть 494)

    Мне не нравится весна. Но цветущие яблони тронули сердце в том месте, где живут любовь и жалость, и привычка к женщине. И к детям. Может, это вишни?…

  • Заметки на ходу (часть 493)

    Я политический боец. Колыхнулось что-то в душе. Захотелось выйти перед французскими страдальцами за буддистов и сказать: «Fuck you». Чувства быстро…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments