i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Москва. 24-28 октября 2015 года. 32

Был дождик. Перестал. Мелкие снежинки. Но и они куда-то делись. Странно сухой асфальт. Усталость навалилась на плечи. Глаза устали, начали болеть. Чтобы раздышалось, разогнало выставочную духоту, расстегнулся, распустил шарф по ветерку. Ноги не ноют, а прямо-таки подвывают. По земле хожу мало. Все знают, как тело реагирует на асфальт, убегающий под колеса велосипеда. Иглы на шинах впиваются в серую твердь, колеса трепещут, впитывают тяжелую массу застывшего гудрона. Через станину, через велосипедное седло колесно-асфальтовый трепет растекается по всему телу, и черепная кость, охраняющая покой мозга, охраняет его несколько по-иному. Руки напряжены. Но главное ноги. Мышцы устают, но как здорово это происходит. Вся конечность, от кончиков пальцев до ягодиц, наливается двойственным чувством - перемешанный сок усталости и сверхъестественной бодрости от того, что колеса быстро «пожирают» пространство. Как здорово, если двухколесная машина отлажена, смазана, не скрипит, не щелкает.
Иду к «Курской». Сворачиваю в вокзал. И ноги переходят в «велосипедный» режим: стонут по всей длине, поясница мычит, как загнанная скотина, спина хрипит, будто взмыленная лошадь. Пру по длинной вокзальной утробе. Все интересно: огни, лестницы, люди с чемоданами, загробный голос женщины, зачитывающей объявления. Лавочки. Яркие пятна жизни обрушиваются на азербайджанскую кафешку. Черепушка вибрирует, и мозг, забитый авангардистской трухой, оказывается способен принять течение уезжающих и приезжающих людей.
В залах ожидания главный объект - часы. Каждый раз время, воспринимаемое человеком по собственной прихоти, при ожидании самолета, автобуса, поезда, воспроизводит миниатюрный апокалипсис. Стрелка упала в ожидаемую позицию, ты успел, уселся, поехал - рай. Наоборот - ад. Но опоздавший, погоревав, очухается, поймет, что подобных «апокалипсисов» может случиться еще несколько (хотя лучше до них и не доводить). Игра. Кто-то дает тебе несколько жизней. На вокзалах милость становится очевидной: опоздал - погоревал - купил билет на следующий рейс. Если никто никуда не едет, то время, в интерпретации человеческого убожества, размазывается, как масло по куску хлеба. Кажется, что смерти нет. Появляются смешные мысли о покое и о том, что так будет всегда.
С «Курской» попадаю под самый бок гостиницы «Украина». Улица пуста, как пусты нынче все стены в метро: изничтожили рекламу. И правильно. Речь не о глупости, нагло прущей с этих прощелыжных завлекалок. Пожар. Пластиковые уродцы вспыхивают, падают на головы обезумевших людей. Завалы. Лишние смерти.
В районе гостиницы «Украина» - дождь. Шипят шины. Спрашиваю у двух молодых, как пройти на Краснопресненскую, 12. Слева - «Украина», справа, вдали, бывшее здание Совета экономической взаимопомощи. Времени до театра мало. Ускоряю ход. Перебегаю к ограде Дома правительства. Еще раз направо. Памятник рабочим, сражавшимся на Краснопресненских баррикадах в девятьсот пятом. Уродливый строй Гайдара и Чубайса (с примкнувшим Черномырдиным) рухнет с кровищей, но скоро. Эти ребята даже революционные памятники не смогли убрать.
Много людей в полицейской форме. Молодые, крепкие, специально подготовленные. Окровавленный «Белый Дом». Одесский Дом профсоюзов, по сравнению с растерзанными людьми здесь, на набережной, в здании Верховного Совета, страшный, но все-таки незначительный исторический инцидент. Идет Дима Медведев по коридору, а ему мальчики кровавые мерещатся.
Вот и Центр международной торговли. Перед входом - бронзовый Гермес в крылатых сандалиях. Жить будем в самом Центре, а не в «Crown Plaza».
Tags: Москва
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 466)

    Крым в снах странный. Не море, а река. Река серая, а по берегам черные деревья. Мне известно, что это не река, а море. Важен не объект, а «чувство»…

  • Заметки на ходу (часть 465)

    Народу не нравится такое руководство. Так не нравится – до смертельного безразличия. Как до революции. Тогда телевизора не было – и народ…

  • Заметки на ходу (часть 464)

    Ее родственник скончался, работая в Москве рабским трудом. Он платил за 6 кв.м. в каком-то общежитии в Московской области 6 тыс. руб. частнику. Был…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments