i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 200

Перед сном показывали сюжет о негодяе Ходорковском. Неправильно он приватизировал и вроде как имеет отношение к убийству Петухова. Плачущая вдова. Смерть и Петухов (боевая птица) - не вяжется. Петухов требовал от «Юганскнефтегаза» налоги, а Ходорковский с друзьями не давал. За это почти десять лет сидел, но вмешался Арбитражный суд в Гааге, и с России акционеры «Юкоса» (не патриоты и нехорошие люди, по определению Юры Болдырева) начали требовать пятьдесят миллиардов долларов. «Юганскнефтегаз» купила фирма с уставным капиталом в десять тысяч рублей. Зарегистрирован «Байкалинансгрупп» недели за две до аукциона, в провинции, по адресу, то ли рюмочной, то ли пивной. Выложила за нефтяную жемчужину Ходорковского миллиард семьсот миллионов долларов. И тут же продала нефтяное месторождение «Роснефти» чуть не за два миллиарда.
Стыдоба! Ходорковский - жулик. Гуманное государство: Петухова уже нет, а Ходор - в Швейцарии. Мама больна, и инженера-химика и крутого комсомольца «не убрали» в Швейцарии. Живехонький. Зовет Россию к топору. Почему надеемся на кристальную честность западного суда? Наши сказали: на ваш Арбитраж мы найдем, в той же Голландии, свою «управу». Через год нашли. Как и писал Юра Болдырев, энергетическая хартия подписана главой исполнительной власти, но Дума ее не ратифицировала. Друзья Ходорковского вновь ринулись в суд. И что же Ходорковский? А ничего! Он деньжат успел подкинуть Невзлину. Тот вовремя слинял в Израиль. Однако денег (пока) алчные владельцы ценных бумаг не получат. Ходору обижаться не на кого. Любая частная собственность - преступление (Толстой). Не внял. И пойман. Но голландский-то Окружной суд на достигнутом не успокоится.
Засыпая, слышал, как дождь (слабый, сходящий на нет) оставляет в покое деревья и кусты. Духота спала, и меня, засыпающего под истории о гнусном дележе денег, ласкали прохладные дуновения ночной свежести. Плавно «влетая» в сон, чувствовал, что голландские судейские внакладе не остались. Для своих можно изображать законопослушность. А русских (много их сейчас в Европе судится) грех не «пощипать». И Ходора, и Путина, и Игоря Сечина.
Во сне привиделась башня Эйфеля. Пробегал маленький, лысый, кричал: «Нужны финны, только они». Пошли олени, и там сидела парочка в расписных саамских шубах. «Тиккурилла», - весело провозглашали уроженцы Севера. Вновь лысый: «Правильно, друзья, только вам под силу выкрасить башню в зеленый цвет».
Возле башни много саней. Выпал снег. Мороз. Финны выгружают бочки с краской. В действительности вокруг стального чудовища нет островерхих домиков. Вдруг - целый городок деревенских халуп под черепичными крышами. Финны уже на канатах, с ведрами, кисточкам. Их тянут наверх. Эти северные «якалки» сверху сообщают: «Нам надо где-то жить. Красить долго. Мы не дикари французы. Пусть они живут в многоэтажках. Финну нужен свой дом».
Словно провернулся волшебный ключ. Я - в поле. Ромашки. Звенит жаворонок. Обширный, со сквозными окнами, дом. Собран из гладко отесанного бутового камня. Камень старый и уже не желтый, а белый, с темными подпалинами. Окна в сооружении высокие, стрельчатые. Дядька с электрокосилкой косит сочную траву. Бреет круто, до самой земли. Уже не зима, а лето. Жара. Гудят шмели. Как маленькие бомбовозы, носятся слепни. Дядька смотрит на меня, показывает на бутовое строение, говорит: «Версаль». Во мне нарастает возмущение: «Не ври! Этот сарай не…».
Договорить не смог. Страшно холодно. Сыро. Опять домики с островерхими крышами. Безлюдье. Сипит ветер в железных лошадках, венчающих оселки строений. Коняшки крутятся на штырях, скрипят. Вроде кафе. Можно согреться. В помещении пусто. Толстый человек в фартуке за стойкой. Спрашиваю, поеживаясь от блаженного тепла: «А финны? А бочки с краской?» Бармен багровеет. Лысина потеет, крупные капли стекают на воротник: «Украли башню, нашу четырехногую красавицу, пожиратели сырой рыбы. Вот - дурацкие домики с ржавыми лошадьми. Сволочи! Хотя бы вы догнали их санки. На оленях так и повезли, разрезав на части. Сказали, что кони на оселках старые стали. Новых из нашей стали не делают. Всю Финляндию обновят. Продавать флюгеры станут и в Швецию, и в Норвегию, и в Данию. За это будут есть салями, а про строганину забудут».
Tags: Крым
Subscribe

  • Мелочь, но неприятно

    Предприятие «Маримолоко» готово расширяться. Соседний участок долгие десятилетия принадлежит Российской академии сельскохозяйственных наук.…

  • Мелочь, но приятно

    Марийская республика. Современнейший завод «Маримолоко» производит сгущенку высочайшего класса. Приехал познакомиться с руководством и коллективом.…

  • Мелочь, но неприятно

    Наши газеты валяются в подземном переходе. Хорошие газеты, но люди халявы не ценят. Обидно.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments