i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 245)

Вечером того же дня, по поздним весенним сумеркам, мы пробирались с мамой в Колонный зал Дома Союзов на концерт какого-то пианиста. Забыл, кто же тогда играл. От разговора с грустным Степняком меня одолела усталость. В эту усталость никак не вписывались яркие люстры бывшего дворянского собрания и надменные в своей белизне бесконечные колонны.
Пианист играл Шопена. Через пятнадцать минут я стал засыпать. Мама тоже стала засыпать (видимо, ее вымотала работа). Засыпая, мы резко дергались. Зал был забит. Не было ни одного свободного места. Мы сидели плотно, все в людях – и справа, и слева. Люди были интеллигентные. На каждое наше с мамой дергание они отвечали ядовитым шипением.
Так, засыпая и просыпаясь, мы просидели весь концерт. Когда оказались на воздухе, приободрились. На душе стало легко и, вспомнив, как дергались, засыпая, мы дружно захохотали. Весна, фонари, подъезд Дома Союзов, спешащая вокруг публика и мы с мамой – стоим и от души хохочем. Как я любил в этот момент маму! Я ее больше никогда так не любил, как после концерта-подергайчика.
В ДК имени Зуева я шел мимо длинного желтого забора химико-технологического института. Пахло то ли борщом, то ли рассольником. Рядом со школой и с нашим общежитием располагался консервный заводик. На заводике производили концентрированные рассольники, борщи, гороховые супы с салом, всевозможные каши. Несколько раз мама готовила из этих полуфабрикатов. Дрянь была отменная. В Чувашии тоже производили что-то подобное, но наше, чувашское, было гораздо вкуснее. Заводик был пахучий. Борщами и рассольниками иногда пахло возле станции метро «Новослободская». Так же, как и школу, заводик сломали.
После институтского забора был сквер на Миусской площади, в котором гнездились стаи ворон. Потом шло большое здание «Политиздата».
Ближе к ночи все улицы, примыкающие к Миусской площади, были заставлены пустыми троллейбусами. Прямо напротив ДК имени Зуева располагался троллейбусный парк. По ночам троллейбусы ставили прямо на улицах. Двери у них были раскрыты, но пьяных или буйных внутри я ни разу не видел. Бомжей в те времена не было.
Однажды вечером возвращался из ДК. Меня остановила группа подростков. Почувствовал – будут бить. Напрягся. У одного хмыря был здоровый молодой боксер. Эта собака обхватила меня передними лапами за ляжку, а слюнявую морду подняла вверх, обнажила клыки и чуть слышно зарычала. Но обошлось. Не били. Неясно, зачем останавливали. Запомнилось только лицо хозяина собаки. Маленький, скуластый, какой-то дерганый. Двое парней встали со спины. Двое по бокам. Маленький же допрашивал. Было темно. Горели редкие фонари, расположенные на длинных канатах, протянутых над дорогой. И хотя был конец ноября, стоял безветренный теплый вечер. Пустые троллейбусы и дурацкие вопросы вертлявого пацана – кто я да откуда. Говорил правду. Живу в общаге Академии наук. Отец – слушатель партийной школы. Дома некуда ставить пианино, да и нельзя в общежитии долбить гаммы. Заниматься приходится в ДК. Мой тусклый рассказ пацанов не впечатлил. Задав еще несколько вопросов, типа, какие музыкальные пьесы мне нравится играть, пацаны отпустили меня. Наглый мальчонка свистнул пружинистого боксерчика, и слюнявая собачка отпустила мою ногу. Компания неторопливо скрылась.
На меня навалился страх, а потом какие-то отважные фантазии. Вместо того, чтобы говорить наглому хулигану, что разучиваю этюды Гайдна, нужно было сразу бить ему в морду. А потом и остальным. Мужественно драться с негодяями. Впрочем, может, именно фамилия Гайдна ребят отохотила от того, чтобы бить меня. Подумали - ненормальный. Еще Гайдна разучивает. На пианино. Такого дурака и бить-то то ли противно, то ли жалко. Может, Гайдн спас меня от избиения? А ведь могли бы избить. Просто так. От нечего делать.
Стараюсь не нарываться на бессмысленные конфликты. Если бы не задумался и вовремя заметил приближающуюся компанию, то свернул бы за ближайший троллейбус.
С того случая мне нравятся псы породы «боксер». Деловая собачка. Не большая и не маленькая (с нее, с гладкошерстной, не сыпется много шерсти). Но мускулы у нее стальные. Да и пасть – ничего себе. Ну и пусть, что слюнявая, зато какая симпатичная.
В общем, лучше уйти заранее, если почувствовал опасность. Если чувствуешь – будут бить. Вот если намечается спор или «стычка умов», то всегда пожалуйста. Здесь меня не удержать. Сам лезу на споры и разговоры. Хотя «интеллектуальные стычки» еще более бессмысленны, чем тупой мордобой. Но мне надо во все залезть по уши.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments